В) Профессиональная деформация «бросающихся в глаза» двигательных рефлексов и внешнего облика человека

Следующей категорией явлений, вызванных профессиональной деятельностью, служит факт изменения «бросающихся в глаза» внешних двигательных рефлексов человека и его внешнего облика. Более или менее длительное выполнение профессиональных актов накладывает определенный штамп на внешние движения человека и на все его «обличие». Кто не знает переваливающуюся или качающуюся походку матросов и моряков, привитую им их профессией. Кому не известны плавные и величественные движения (походка, движения рук и т.д.) священников! Кто не видал «военную выправку» старых солдат, офицеров и вообще лиц, долгое время подвергавшихся военной муштровке! Она, как известно, в ряде случаев, особенно у старых «николаевских солдат», оставалась и сохраняется всю жизнь, по выходе в отставку, когда она излишня и бесцельна. Больше того. «Манера держаться» человека во многих случаях ясно говорит об его профессии. Не нужно быть Шерлок Холмсом, чтобы по этой «манере держаться» в ряде случаев совершенно правильно определять профессию человека. Понаблюдайте внимательно в наше время за «манерой держаться» многих лиц, встречаемых вами на улице. Довольно часто вы без ошибочно узнаете бывшего старого бюрократа, бывшего сильного человека в субъекте, весьма скромно одетом и занимающем весьма скромное место. Я лично три раза ставил такой прогноз и по проверке он оказался правильным. И обратно, в ряде лиц, занимающих в наше время крупные посты, одетых с большой претензией и шиком, по их «манере держаться» вы легко узнаете недавнего парикмахера, пролетария, приказчика или лакея. Их старая профессия наложила несмываемый штамп на всю их «манеру держаться» и она выдает их бывшую профессиональную деятельность. Приглядитесь далее к движениям кафешантанных певиц, этуалей и шансонеток, к рефлексам поведения проституток — и вы легко усмотрите в них нечто «специфическое», что определяет их занятие без всяких слов... Тоже может быть сказано и о ряде других профессий...

Еще резче выступает этот факт, если иметь в виду не только бессловесные движения человека, но его речь, его словесные рефлексы: способы выговаривания слов («так точно», «рад стараться» и т.п. старых солдат, «извольте-с», «что прикажете-с» и прочие слова с типичным для «человека из ресторана» или лакея прибавлением «с» чуть не к каждому слову, своеобразная дикция провинциальных купцов старозаветного уклада и т.д.), формы их связывания, конструкцию фразы, и особенно терминологию. По речи человека почти каждый внимательный наблюдатель легко определит: представителем «мускульной» профессии или «интеллектуальной» является он, «интеллигентен» он или нет. Терминология же человека в течение довольно недлинного разговора «выдает с головой» его профессию. Ниже, при характеристике психической деформации человека под влиянием его профессии, мы увидим, что каждая профессия имеет свою терминологию, эта терминология прививается к ее членам и бессознательно применяется ими в нужных и ненужных случаях. Типографские рабочие и корректора имеют свою терминологию («метранпаж», «нонпарель», «корпус», «ротационка», «корректура»и т.д.), моряки — свою2, рабочие той или иной фабрики — свою, преступники свое арго и т.д.3

Словом, по терминологическим словесным рефлексам очень не трудно определить профессию человека4. То же применимо и к деталям. Например, в ряде случаев вы вполне правильно определите в собрании неизвестных вам профессоров из их разговоров на обычные темы специальность каждого из них.

Наконец, профессия деформирует и «внешнее обличье» человека. Общим явлением этого рода служит прежде всего одежда людей. Многие профессии, особенно при исполнении профессиональных обязанностей, «облачают» человека в свою одежду, ясно говорящую об профессии последнего. Таковы: ряса и одежда священников и ксендзов, белый халат медицинского персонала, чепчик и фартучек горничных, белый колпак поваров, одежда трубочиста, водолаза, кучера, лакея, мундир военных, красные лапмасы и отвороты генералов, «форменный мундир» чиновников разных ведомств, форменное платье и кокарды студентов университета, психоневрологов, сельскохозяйственников, путейцев, специфическая одежда «чекистов», различные нашивки, кокарды, значки лиц разных профессий и т.п.

В таких фактах (а их тысячи) штамп профессии назойливо сам бросается в глаза и говорит яснее всяких слов.

Второй категорией фактов этого рода служит профессиональный штамп, накладываемый профессией на «обличие», лицо человека в узком смысле. «Весь бритый, как артист»; длинные волосы и благообразная борода священников, выбривание макушки у лиц католического духовенства, борода, оставляемая только на шее, у моряков и рыбаков, манера чрезмерного накрашивания лица у особ «легкого поведения», и т.д. — вот примеры множества таких фактов профессионального видоизменения «обличья» человека.

Из сказанного мы видим, что профессия действительно штампует манеру поведения и «обличье» человека по своему образу и подобию. Чем дольше человек занимается своей профессией, тем резче эта печать профессии, тем она неизгладимее и рельефнее.

Перехожу к характеристике дальнейших форм профессиональной деформации.

См. напр., один из рассказов А.П. Чехова, прекрасно передающих терминологию газетного репортера. Заглавие его я забыл.

См. напр. «Жизнь на Миссисипи», М. Твена.

Пример. «Возьму бомку, куплю фомку (отмычка), ой, ой-ой, ой.

И пойдем с тобой на громку (на взлом), братец мой.

Так клюку (решетку) мы подвернем, ой, ой-ой, ой.

И всю сарку (казну) заметем, братец мой

Вот балда в окно застремил, ой, ой-ой, ой

И всю людку вскароводил, братец мой... и т.д.

Опять таки я лично производил несколько таких опытных прогнозов — и они по проверке оказывались правильными.

Источник информации: Александровский Ю.А. Пограничная психиатрия. М.: РЛС-2006. — 1280 c. Справочник издан Группой компаний РЛС®

События

Наш сайт использует файлы cookie, чтобы улучшить работу сайта, повысить его эффективность и удобство. Продолжая использовать сайт rlsnet.ru, вы соглашаетесь с условиями использования файлов cookie.