Клинические формы психопатий

В качестве особой формы выделяют возбудимые, взрывчатые личности. Для них, помимо собственно повышенной возбудимости, характерно то, что реакция на внешние раздражения оказывается несоразмерной по своей интенсивности, возникает под влиянием самых ничтожных поводов. Поведение такой психопатической личности определяется главным образом повышенной аффективностью; часто оно необоснованно и не соответствует желаниям самого психопата и его социальным установкам в спокойном состоянии. Обычны при этом такие явления, как приступы ярости и гневного неистовства, агрессивность по отношению к окружающим, нередки попытки самоубийства. Опьянение сильно повышает их возбудимость и делает особенно легким совершение различных актов насилия. По окончании гневной вспышки, в промежутках между приступами, психопаты этого рода бывают корректны, благодушны и общительны, сознают неправильность своего поведения и не прочь загладить вину перед потерпевшими от их болезненной возбудимости.

Имеются основания выделять эмоционально-лабильные психопатии с частыми колебаниями настроения. Известные колебания настроения свойственны всем психопатиям, но рассматриваемые случаи занимают особое положение. У таких лиц могут быть состояния глубокой тоскливости или состояния повышенного самочувствия, не соответствующие внешним условиям. П.Б. Ганнушкин выделял психопатов-гипертимиков, т.е. лиц с болезненно повышенным самочувствием, и дистимиков, т.е. склонных к тоскливости.

Изменения эмоциональности не только в смысле лабильности, но и в смысле большой возбудимости и зависимость их от внешних моментов характеризуют психопатических личностей, получивших название истерических. Самым существенным для истерических психопатов является эмотивность и внушаемость; они эгоистичны и эгоцентричны. Для истерической личности характерно стремление к красивой позе, стремление казаться лучше, интереснее, значительнее, чем в действительности. Характерно стремление всегда играть какую-нибудь роль, выставить себя перед другими в качестве особенно интересной, талантливой личности, которую не понимают и не умеют ценить другие, стремление показать себя как глубоко чувствующую и тонкую натуру, которая при попытках осуществить свои высокие стремления наталкивается на грубость окружающих, причем очень часто оказывается в положении жертвы. Средством для привлечения внимания являются различные фантастические истории, которые истерическая личность очень легко изобретает благодаря своей живой фантазии, причем нередко дело доходит до обманов и симуляции различных болезненных явлений. Ко всему, что не соответствует психическим установкам, психопат-истерик оказывается как бы слепым и глухим. Вследствие этого представления истериков об окружающем и в особенности рассказы о различных событиях, в которых они более или менее заинтересованы, обычно полны противоречий действительности. Нужно иметь в виду, что при этом всегда большую роль играет и значительная примесь сознательных вымыслов. С последними приходится тем более считаться, что они обычно построены со свойственной таким психопатам живой фантазией и нередко сопровождаются талантливой инсценировкой.

К аномальным развитиям личности нужно отнести также психастеническую психопатию. Характерологические особенности этой психастенической личности мы описали в главе о неврозах. Это особый склад личности. Наиболее характерно для него — тревожность и мнительность, нерешительность. Наиболее существенное заключается в бесплодном мудрствовании, бесконечных рассуждениях, не приводящих к каким-либо конкретным действиям, в постоянных сомнениях и колебаниях. На фоне такого склада легко возникают под влиянием психической травматизации различные навязчивые состояния.

Особую группу представляют астенические психопаты — лица, отличающиеся повышенной впечатлительностью, ранимостью, крайней робостью, застенчивостью. Они легко утомляются, истощаются.

В ряде случаев основными чертами психопатической личности является замкнутость и подозрительность, а также раздражительность и неуживчивость, вместе с более или менее выраженными странностями в поведении. Таких людей принято называть странными, чудаками. Вследствие своей неуживчивости они обычно одиноки, плохо приспособлены к окружающей среде. Соответственно основным свойствам психопатов этого типа мы предложили называть их патологически замкнутыми. Этими психопатическими особенностями они отличаются от замкнутых, но нормальных людей.

Замкнутость сама по себе, по мнению И.П. Павлова, не заключает в себе ничего специального, а является при слабой нервной системе показателем чрезвычайной трудности для таких людей социальной среды, почему возникает естественное удаление от нее. И.П. Павлов считает, что замкнутыми могут быть и сильные люди с определенными склонностями, сосредоточенные на одной задаче, увлеченные одной идеей.

В качестве особой группы можно выделить психопатов кверулянтов. При недоверчивости и подозрительности и в то же время известной активности у таких психопатов может возникнуть не только необоснованное убеждение, что им наносят какой-то вред, но и стремление защитить себя, отстоять свои права путем официальных заявлений в различные учреждения, жалоб в судебные инстанции. Беспочвенность этих жалоб ведет, естественно, к их отклонению или оставлению без внимания. Это еще более убеждает психопатов в том, что к ним относятся несправедливо. В некоторых случаях психопатии этого рода может получиться картина, трудно отличимая от паранойи.

Иногда самое существенное заключается в возникновении внезапных побуждений, противостоять которым оказывается невозможным. От навязчивых действий они отличаются своей неожиданностью, отсутствием предшествующей более или менее продолжительной стадии борьбы с влечением. Таково, например, импульсивное влечение к бесцельному блужданию (дромомания). Можно говорить вообще об импульсивных психопатиях.

Известную группу психопатических личностей характеризует повышенная сексуальность. Сексуальные влечения у них нередко проявляются необычайно рано, но это раннее появление не всегда может служить указанием на большую сексуальную активность в будущем. Половое влечение как таковое при психопатиях обычно достаточно сильно. Можно даже сказать, что внимание в этом отношении особенно обострено. В связи с этим такие лица обычно очень переоценивают значение всех моментов, имеющих отношение к этой области, но обострение внимания не всегда соответствует достаточно активной сексуальности в собственном смысле; нередко наблюдается несомненная слабость чисто физиологического порядка, являющаяся благоприятной почвой для различного рода уклонений в этой области. Слабо выраженная и недостаточно оформленная в смысле направления к своей прямой цели — деторождению — сексуальность может очень легко пойти по пути различных извращений. Прежде всего нужно иметь в виду, что влечение, недостаточно сильное для совершения полового акта, нуждается в более сильных раздражениях, а последние имеются налицо в извращениях. До известной степени так нужно смотреть и на явление садизма и мазохизма. Садисты для получения полового удовлетворения причиняют боль, а мазохисты получают удовлетворение, когда боль причиняется им.

В дореволюционный период садистские тенденции находили иногда себе выход в применении с особой жестокостью телесных наказаний, как это бывало при отбывании «солдатчины» или часто в школах. Близко к этому стоит эксгибиционизм — стремление для получения полового удовлетворения обнажать свои половые органы в присутствии лиц другого пола. К извращениям относится мастурбация, выполняемая иногда путем раздражения половых органов, иногда только при помощи фантазии, вызывания в своем воображении сексуальных картин (психический онанизм). Слабость нормального полового влечения можно видеть в основе гомосексуализма, при котором оно направлено на субъектов того же пола (педерастия у мужчин, аналогичное расстройство у женщин — лесбийская любовь). Сексуальные аномалии были очень распространены в дореволюционное время. Они встречаются и теперь в капиталистических странах, где культивируется сексуальная изощренность. В СССР эти виды психопатий представляют исключительную редкость. На этом примере видно значение социальных условий для развития психопатий. Имеются основания, таким образом, выделять психопатии с сексуальным извращением.

Детская психиатрия в Советском Союзе дала много ценного для понимания психопатии. Лишь в детском возрасте удается так полно проследить становление патологического характера. В противовес буржуазным теориям, трактующим психопатии только как наследственно обусловленные патологические состояния, советская детская психиатрия уже давно категорически утверждала, что психопатии формируются главным образом под влиянием воздействия внешних неблагоприятных факторов на неустойчивую психику ребенка.

Установить диагноз психопатии в детском возрасте весьма трудно. У ребенка раннего возраста вследствие недостаточного торможения подкорки корой и в норме отмечается легкая возбудимость, неуравновешенность, аффективная лабильность. Характерная для ребенка повышенная внушаемость и связанная с ней легкая доступность влияниям окружающего могут нарушить гармоническое развитие его личности. Попадая в ту или другую среду, он испытывает ее влияние. При неблагоприятных условиях у него появляются такие черты, такие особенности в отношении к другим, в поведении, которые, не будучи корригированы воспитанием, фиксируются, гипертрофируются и становятся зародышем психопатии. Конечно, поведение ребенка не является только копированием того, что он видит у других. Он проявляет и свое, но чтобы это свое не имело уклонов в патологию, необходимо, чтобы оно создавалось в здоровой среде, стимулировалось здоровыми раздражителями.

Источник информации: Александровский Ю.А. Пограничная психиатрия. М.: РЛС-2006. — 1280 c. Справочник издан Группой компаний РЛС®

События

Наш сайт использует файлы cookie, чтобы улучшить работу сайта, повысить его эффективность и удобство. Продолжая использовать сайт rlsnet.ru, вы соглашаетесь с условиями использования файлов cookie.