V

Итак, группа патологических явлений, обычно определяемая как невроз, имеет специфическое качество — психогению. Психогенный момент, как мы видели, получает различное дальнейшее оформление: 1) в самой психике, 2) в психомоторике, и 3) в вегетатике и в целом ряде других соматических функций. То или иное оформление психогенного момента зависит от структуры личности и особенностей организма. Усматривая в неврозе это специфическое качество — психогенность, мы отвергаем, как совершенно неудовлетворительные, все те попытки классификации неврозов, в которых отсутствует это ведущее всю группу основное качество.

Как на образец такого многозначного пользования словом невроз, укажем на классификацию М.М. Рудницкого, отличающего: 1) психоневрозы (неврастения, истерия, психастения); 2) эндокринные неврозы (гипер- и гипотиреоидизм, климакс и т.д.); 3) неврозы с органической подкладкой (мигрень, эпилепсия, травматический невроз, болезнь Меньера); 4) местные неврозы. В такого рода классификациях мы имеем совершенно бескачественную группу, гетерогенную по этиологии, патогенезу, составляющую причудливую смесь психогенных, интоксикационных внутрисекреторных и чисто органических расстройств. Такие классификации возвращают нас в те времена, когда водобоязнь и табес фигурировали в отделе неврозов. Значительно более научна и выдержана в методологическом отношении классификация А.И. Ющенко, отличающего: 1)реактивный невроз (neurosis reactiva) как наиболее простую форму, не требующую особого предрасположения, 2) истинный невроз (neurosis, vera), требующий той или иной патологической конституции, и 3) психоневроз (psychoneurosis s. persononeurosis) с его специальным признаком — целевой установкой или бегством в болезнь.

Классификация Ющенко представляет известную аналогию с подразделением Кречмера, который отличает: 1) примитивные реакции, не связанные с определенным характером личности и 2)характерогенные реакции, вытекающие понятным образом из структуры личности. При рассмотрении классификации А.И. Ющенко, мы возражаем только против одного положения: едва ли правильно выделять из группы неврозов какую-то одну ее составную часть под наименованием реактивного невроза, так как реактивность (а в нашем понимании психическая реактивность) представляет специфическое общее качество всей группы, даже в тех ее более тяжелых формах (персононеврозы), где конституция и характер играют существенную роль; но и в этих случаях при отсутствии психогенно-провоцирующего момента, конституция и характер могут не дать о себе знать картиной невроза, поэтому патогенетический акцент для всей этой группы падает на реакцию.

Усматривая, таким образом, в реактивности,в психогении специфическое качество для основного ядра всей этой группы, мы считаем необходимым совершенно отказаться от пользования термином невроз в виду его крайней неопределенности, многозначности и крайнего, если позволено так выразиться, загрязнения историческими пережитками. Мы предлагаем поэтому утвердить и внести в клинический обиход термин «психогенная реакция». Но для этого еще необходима предварительная работа, заключающаяся в том, чтобы: 1) исключить из группы прежних неврозов все то, что не обладает вышеназванным специфическим качеством и 2) присоединить к группе психогенных реакций все, что (как например, некоторые психозы) этим качеством обладает.

Источник информации: Александровский Ю.А. Пограничная психиатрия. М.: РЛС-2006. — 1280 c. Справочник издан Группой компаний РЛС®

События

Наш сайт использует файлы cookie, чтобы улучшить работу сайта, повысить его эффективность и удобство. Продолжая использовать сайт rlsnet.ru, вы соглашаетесь с условиями использования файлов cookie.