IV

Изучение психогенного фактора, как первого звена в образовании невроза, было предпринято также в направлении тех особых содержаний психики, которые у современного человека обладают по преимуществу травматической силой.

Разработка этой стороны проблемы была предпринята Фрейдом и представителями различных производных течений, вышедшими из русла психоаналогической школы. Обращено было внимание на основные влечения человека, представляющие собою фундамент и одновременно с этим действующую пружину всякой психической активности. Было выставлено положение, что неудовлетворение, недоразвитие или искажение влечений в онтогенезе индивида является поводом для многочисленных психических травм, поскольку личность, оказываясь неприспособленной к среде, неизбежно накопляет в себе запасы напряжения, требующие тех или иных боковых путей для разряда или создания компенсации для вытесненных инстинктов.

Психотерапевтические школы (Фрейд, Адлер) выставляли, с одной стороны, значение психосексуальных моментов, а с другой — переживание невротиками их органической неполноценности, социальной неприспособленности, робости при естественном стремлении, однако, пробить себе дорогу и выявить свою личность в адекватных формах социального поведения. Работы указанных школ выяснили большое значение конфликтных ситуаций в патогенезе неврозов. Здесь отличают, прежде всего, внешние экзогенные конфликты (прямые угрозы жизни и благосостоянию). Но гораздо большее значение имеют конфликты внутренние, эндогенные, борьба влечений и задержек, дающая в результате так называемые «слоевые неврозы» по терминологии Шульца. В таких случаях «конденсированная» (Mourge) нервная энергия стремится найти себе какой-либо выход по тому или иному пути: 1) психическому (взрывчатые реакции, навязчивые явления, фобии и т.д.); 2) цереброспинальному (психогенно-моторные припадки истерического типа, контрактуры); 3) по вегетативно-висцеральным путям в виде функционального нарушения жизнедеятельности тех или иных внутренних, органов. Наконец, еще большей сложностью отличаются конфликты, причина которых кроется в самой структуре психопатической личности, для которой конфликтные ситуации являются как бы стихией, из которой она по природе своей не может выбраться.

Теория конфликтов как главный патогенетический фактор неврозов была разработана Шильдером, Адоль фом Майером, Александером и др. Вопрос был поставлен и в плоскости физиологического эксперимента. Исследование Бруна, касающееся коллизий, примитивных влечений, и некоторые работы из лаборатории И.П. Павлова выяснили существенное значение внутренних торможений. В этом пункте первоначальное учение психоаналитиков получило подкрепление со стороны исследователей «высшей нервной деятельности», причем выяснилось, что всякий раз, когда личность лишена возможности выявить истинное качество своих стремлений, она оказывается вынужденной на суррогатное изживание. Такие неадекватные разряды были иллюстрированы Кречмером в его «примитивных реакциях» и «гипобулических механизмах», обнимающих собою существенную часть всей невротической симптоматики. Реакции этого рода, однако, не освобождают личность от скопляющихся в ней запасов энергии. Самый сильный истерический припадок, давший облегчение на несколько часов или дней, неминуемо повторяется, пока не исчезнет нечто, служащее длительным раздражителем. О. Шварц (венский терапевт) разделяет моторную деятельность человека на: 1) систему функций и 2) систему поступков. Чем более дифференцирована и развита система поступков, тем менее возникает поводов для того, чтобы стремления и желания личности искали себе выражения по низшим нервным путям. Но это как раз имеет место в тех случаях, когда высшая сторона личности (социальная) недостаточно дифференцирована или бывает дезорганизована внезапным шоком, длительными ситуационными моментами и тогда однократныеили периодические «прорывы энергии» по низшим путям обнаруживаются картиной невроза. Отсюда понятно, что, будучи разрядом энергии, невроз может давать его носителю своеобразное облегчение. Этим объясняется часто наблюдаемое упорство, с каким невротик цепляется за свою болезнь, его амбивалентность (сознательная воля, с одной стороны, и гипобулия — с другой). Невротические реакции, как это было выяснено, имеют, таким образом, и смысл и значение.

О «смысле» невроза некоторые авторы говорили еще в совершенно иной плоскости: невротические симптомы, по их мнению, часто являются символами переживаний, иногда актуальных, иногда полузабытых, а нередко совершенно неосознанных, «вытесненных». На осознании, как известно, и основывается терапевтический эффект откровенных высказываний, свободных ассоциаций и проч.

В связи с только что приведенным подразделением Шварца всей деятельности человека на систему функций и систему поступков, небезынтересно отметить, что всякая терапия, научающая человека действовать, вместо того, чтобы только претерпевать и выражать свое внутреннее смятение в беспорядочной моторике и вегетатике, быстро ведет за собой исчезновение этих патологических функций: примером может служить трудовая терапия, разряжающая напряжение личности в творческих актах.

Внезапные и скоропреходящие (вазомоторные, вегетативные) проявления, например испуга, ничем не отличаются принципиально (т.е. качественно) от невроза.

Источник информации: Александровский Ю.А. Пограничная психиатрия. М.: РЛС-2006. — 1280 c. Справочник издан Группой компаний РЛС®

События

Наш сайт использует файлы cookie, чтобы улучшить работу сайта, повысить его эффективность и удобство. Продолжая использовать сайт rlsnet.ru, вы соглашаетесь с условиями использования файлов cookie.