Энциклопедия лекарств
и товаров
аптечного ассортимента

О неврозах войны (дополнение)

Листать назад Оглавление Листать вперед

Существуют ли специальные военные неврозы? Говоря о неврозе переутомления и психогенном неврозе, мы приводили данные, характеризующие распределение этих функциональных расстройств нервной системы в воинских частях мирного времени.

Во время войны мы, конечно, можем встречать невроз переутомления, неврозы, связанные с психогенными моментами, невроз истощения, конституциональные неврозы; в частности, по нашим наблюдениям, люди, страдающие неврозом навязчивых состояний, попадая на военную службу и в условия войны, предъявляют гораздо меньше жалоб и чувствуют себя гораздо лучше, поскольку их внимание привлечено целым рядом обстоятельств внешнего мира и, тем самым, они освобождаются от концентрации внимания на собственной персоне.

Война, несомненно, чрезвычайно сильно и разнообразно может травмировать нервную систему. Отсюда, естественно, возникает очень много расстройств, которые именуются травматическими неврозами. Один из современных исследователей травматического невроза (Кардинер) говорит, что эта форма невротического расстройства наиболее распространена на войне. Занимаясь изучением этого рода расстройств во время Первой мировой войны и Великой Отечественной войны, мы имели возможность показать, что в целом ряде случаев при клинической картине невротического состояния после травмы мы находим у больного разнообразные изменения как со стороны морфологии крови, так и биохимического порядка в сыворотке крови и мозговой жидкости, не говоря о данных энцефалографии, свидетельствующих о том, что при клинической картине невроза мы на самом деле имеем перед собой остаточные явлений мозговой травмы, прошедшей как сотрясение или ушиб мозга. Эти случаи, конечно, должны проходить перед врачом не как случаи травматического невроза, а как остаточные явления органической травмы нервной системы. Если мы сузим понятие травматического невроза на войне, откидывая все случаи, когда при травме имел место синдром сотрясения мозга, т.е. факт потери сознания с его атрибутами (рвота, замедление пульса и т.д.), то у нас останутся те формы, которые бывают главным образам связаны с фактом психической травмы, т.е., с нашей точки зрения, укладывающиеся в наше понимание психогенного невроза. Сюда мы относим всякого рода истерические расстройства, состояния испуга, страха, ужаса, морального истощения, оглушения, нервного функционального шока.

Симптоматология психогенного невроза, возникшего в связи с войной, может быть разнообразна. Конечно, возможно также и развитие картины острого психогенного психоза. Большую роль в картине невроза войны играет состояние преморбидной личности, т.е. конституция, характер больного, личные переживания и т.д. Огромное значение для картины болезни имеют обстоятельства психотравмы. В американской монографии 1940 г., написанной одиннадцатью авторами под редакцией Эммануеля Миллера и Крайтон-Миллера «Неврозы на войне», истерические расстройства разделяются на состояния общей диссоциации (massive dissociated states) и состояния частичной диссоциации (states of partial dissociation); в первую группу входят «фуги» и блуждания с наличием амнезии, состояния «опьянения» с автоматическими движениями, судорожные припадки, сопровождающиеся иногда подражательными действиями, каталептические и кататонические оцепенения (rigidity) и состояния неподвижности; ко второй группе — истерические параличи и контрактуры (застывания, позы — fixation), истерические сензорные расстройства, соматические и висцеральные.

Употребляемый авторами термин «диссоциация» подчеркивает имеющееся, с точки зрения авторов, нарушение цельности нервно-психической жизни, расщепление и отщепление, каких-то общих или частичных функций или комплексов.

Кроме истерических невротических расстройств, среди военных неврозов наблюдаются различные состояния страха и картины нервной слабости («неврастения»). Среди состояния страха имеются проявления общего ужаса, страх перед всеми сторонами жизни и окружающего, или специальные частичные фобии; кроме того, состояния истерической тоски, беспокойства и т.п.

Значительное место в картине военных неврозов занимают вегетативные, особенно вазомоторные расстройства: проявления неадекватного напряжения, усилия; эмоциональная гипертензия, диспептические расстройства вплоть до пептической язвы желудка, эмоциональные поносы; спастический перепончатый колит; приступы бронхиальной астмы; нейродерматозы, невропатический отек; мигрень; нарушения обмена веществ разного рода, включая значительные колебания его в ту и другую сторону (fluctations in metabolic rate), диабет, болезнь Грэвса (Базедова), аллергические нарушения.

Таким образом мы видим, что в картину неврозов войны входит и целый ряд вегетативных нарушений, ставящих вопрос о нарушениях деятельности внутренних органов, сердечно-сосудистой системы, обмена, желез внутренней секреции, т.е. под нимающих вопросы о вегетативных, висцеральных неврозах, о вегетопатиях, эндокринопатиях, а с нашей точки зрения, уже выходящих за пределы понятия невротических расстройств; здесь ставится вопрос об этиологическом значении травмы для развития заболеваний вегетативной нервной системы и желез внутренней секреции. Мы не сомневаемся также и в том, что ряд расстройств, описываемых некоторыми авторами и относимых ими к неврозам войны, по существу являются остаточными симптомами синдрома сотрясения мозга и последствиями травматизации стенок срединного мозга, в частности, III желудочка.

Следовательно, среди т.н. военных неврозов мы можем в основном встречать все пять выделяемых нами с нозологической точки зрения и описанных здесь форм неврозов (переутомления, психогенного, навязчивых состояний, ритма и истощения) как в чистом виде, так и в различных комбинациях, в зависимости от индивидуальности больного и индивидуализации действенного фактора войны.

Кардинер определяет «травматический невроз войны как измененный тип адаптации (приспособления), при котором имеет место неполное восстановление здоровья, но при котором индивидуум продолжает действовать с уменьшенной степенью своих прежних возможностей (with a reduction of resources) и сокращением или сужением круга своего «я» (contraction of the ego)».

Такое определение очень подходит к нашей характеристике понятия невроза и, в частности, его отношения к понятию психоза.

Тот же автор определяет адаптацию (приспособление) как «ряд ответных приемов (a series of manoеvеrs in response) для изменений во внешнем окружении или изменений в самом организме, которыми он воздействует на внешний мир в целях продолжения своего существования, сохранения себя незатронутым или свободным от вредоносных (неприятных) моментов и поддержания контролируемого контакта с ними».

При травматическом неврозе изменяется качество приспособительной системы (адaптации). Прекращение, функции и иммобилизация (неподвижность) при неврозе являются первыми шагами (ступенями) в процессах восстановления.

Таким образом, на первый план выступает значение торможения функции в возникновении невроза. Понимание и истолкование картины военного невроза нередко требуют знания и учета целого ряда психодинамических моментов и факторов, а также проявлений заторможенных и незаторможенных механизмов и активностей организма.

Итак, в военной обстановке: 1) могут развиться различные неврозы как нозологические единицы; 2) необходимо тщательно учитывать, что следует относить на счет функционального расстройства нервной системы, а что — на счет остатков органического повреждения мозга; 3) военные неврозы нередко граничат в своих проявлениях с расстройствами вегетативной нервной системы, эндокринопатиями и психозами, поэтому врач должен более внимательно относиться к пониманию и толкованию этих проявлений; 4) поскольку сосудистые факторы, в частности, артериосклероз, имеют большое и тесное отношение ко всякой травме и могут ухудшать прогноз при военных травматических неврозах, врачу необходимо не забывать особо выделять эти моменты при своих заключениях; 5) особого внимания заслуживает отношение функционального расстройства нервной системы под влиянием военных факторов к развитию в дальнейшем эпилепсии; здесь возможны очень сложные взаимоотношения между отдельными формами и моментами; при изыскании решений врачу необходимо помнить, что эпилепсия не есть невроз, но что эпилептиформные припадки могут возникать в результате целого ряда функциональных моментов, которые играют роль в генезе неврозов (психотравма, переутомление, конституция, нарушения ритма организма, сосудистые нарушения и пр.).

Отвечая на поставленный в начале главы вопрос, мы должны будем сказать, что какой-то особой нозологической формы под именем военного невроза или невроза войны мы не видим и не находим. Но война, конечно, дает очень много поводов и этиологических моментов для возникновения неврозов. Так как картина невроза зависит от обусловившей его возникновение обстановки, то война дает свои специфические и типичные формы проявления заболевания, как, например, психическая глухонемота после оглушения и испуга, мутизм и паралич ног от страха и в результате паники, переутомление и истощение в связи с требованиями военной обстановки.

Источник информации: Александровский Ю.А. Пограничная психиатрия. М.: РЛС-2006. — 1280 c.
Справочник издан Группой компаний РЛС®

Листать назад Оглавление Листать вперед