Энциклопедия лекарств
и товаров
аптечного ассортимента

ВЗГЛЯДЫ РУССКИХ ПСИХИАТРОВ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА / РОХЛИН Л.Л.

Листать назад Оглавление Листать вперед
РОХЛИН Л.Л.

Рохлин Л.Л. Очерки психиатрии.- М., 1967.- С. 32–45.

Материалистическая философия русских революционных демократов шестидесятых годов и проникнутая духом материализма естественнонаучная и медицинская мысль России того времени оказали огромное влияние на формирование научных взглядов выдающихся русских психиатров второй половины XIX века — С.С. Корсакова, И.П. Мержеевского, В.М. Бехтерева и В.X. Кандинского. Они использовали также все ценные достижения передовых психиатров других стран. Уже с первых шагов своей научной деятельности основоположники русской психиатрии дали четкие, выдержанные, с точки зрения материализма, ответы на вопрос о сущности психических заболеваний.

Изложение взглядов русских психиатров второй половины XIX века мы начнем с выяснения роли и значения в развитии психиатрической науки С.С. Корсакова, ученого, получившего мировое признание.

Сергей Сергеевич Корсаков родился 3 февраля 1854 г. в селе Гусь-Хрустальный, бывшей Владимирской губернии. Отец его был управляющим стекольным и хрустальным заводом крупного промышленника Мальцева. Семья Корсаковых отличалась дружностью, сердечностью, трудолюбием, высокими нравственными устоями. В 1870 г. Корсаков окончил с золотой медалью гимназию и поступил на Медицинский факультет Московского университета. Знакомство с трудами выдающихся представителей русской материалистической философии и естество знания начала второй половины XIX столетия имело большое значение для формирования его мировоззрения. Огромное влияние оказало на С.С. Корсакова также его личное общение с передовыми людьми того времени. В доме дяди своей жены, инспектора Московского университета П.П. Барсова, он регулярно встречался с представителями старшего поколения, с современниками и друзьями Гоголя, Белинского, Станкевича, Грановского. В живых и непринужденных беседах получили полное отражение те идейные влияния передовой русской общественной мысли, гуманизма, любви к народу, которые и определили в дальнейшем идейный склад личности Корсакова, его моральный облик, его общественно-политическую направленность. Еще в студенческие годы под влиянием лекций С.Я. Кожевникова, трудов знаменитого французского невропатолога Шарко и английского психиатра Модели Корсаков проявил большой интерес к изучению неврологии и психиатрии. Но окончательно определило его выбор психиатрии, как будущей медицинской специальности, еще одно обстоятельство. Студенту Корсакову пришлось ухаживать за больным прогрессивным параличом, умершим у него на руках. Тогда эту болезнь еще не умели лечить. Неуклонное нарастание разрушения мозга и психики у больного, роковой смертельный исход из-за бессилия врачей при лечении этого страшного заболевания, — все это произвело на молодого Корсакова огромное впечатление и побудило его посвятить всю свою жизнь психиатрии. По окончании Московского университета Корсаков поступил на работу в одно из старейших русских психиатрических учреждений — Московскую Преображенскую больницу. Здесь он получил первоначальную подготовку в области психиатрии и сформировался как психиатр. В 1887 г. он блестяще защитил докторскую диссертацию, представив на соискание ученой степени свой, признанный классическим, труд «Об алкогольном параличе». Руководивший тогда объединенной кафедрой нервных и душевных болезней профессор А.Я. Кожевников добился для Корсакова права на самостоятельное преподавание психиатрии и доверил ему руководство вновь построенной при Московском университете психиатрической клиникой. Во главе этой клиники, воспитав многочисленных учеников и создав т.н. московскую школу психиатров, и стоял Корсаков до своей преждевременной смерти. Умер он 14 мая 1900 г. Тяжелое сердечное заболевание прервало его кипучую, бурную жизнь в возрасте 46 лет, в периоде расцвета его творческой деятельности.

Корсаков указывал, что все более и более расширяется круг психических расстройств, при которых можно обнаружить изменения в головном мозгу, и что различные вредные влияния на головной мозг могут вызвать психические заболевания. Отсюда вывод: психические болезни — это болезни головного мозга.

Под непосредственным влиянием идей Сеченова Корсаков смотрел на психический акт как на очень сложный рефлекс; он считал, что в основе психических расстройств лежит нарушение нормальной рефлекторной деятельности мозга. По мнению Корсакова, это может произойти вследствие заболевания мозга, а также вследствие заболевания других органов тела, с которыми мозг находится в самой тесной связи и взаимодействии.

Влияние органов тела на деятельность мозга осуществляется самыми различными путями. Например, в мозг могут заноситься с током крови вредные вещества; болезни органов дыхания могут вызывать кислородное голодание мозга; возможно воздействие на мозг и со стороны внутренних органов путем передачи раздражений по специальным чувствительным нервам, связывающими эти органы с мозгом.

Об ощущениях, идущих из внутренних органов, говорил еще Сеченов. Эти ощущения, в отличие от ощущений, доставляемых органами чувств из внешней среды, характеризовались Сеченовым как неопределенные, «темные», влияющие на общее самочувствие. В духе этих высказываний Корсаков объяснял происхождение некоторых психических расстройств, например, заболевания, которое тогда называли ипохондрией. Испытывая ряд разнообразных, неприятных ощущений со стороны внутренних органов, больные ипохондрией неправильно расценивают эти ощущения как признак тяжелого заболевания. Полные тревоги и опасений, они обращают самое пристальное внимание на малейшие изменения в деятельности организма. Целиком поглощенные вопросами своего здоровья, больные проявляют по отношению к нему чрезмерную заботу. А между тем самое тщательное врачебное исследование не обнаруживает у этих больных существенных отклонений от нормы во внутренних органах. Чем же объяснить такие неприятные, казалось бы, ничем не обоснованные, ощущения у больных ипохондрией?

«Известно, — писал Корсаков, — что в нормальном состоянии человек получает ощущения от своих внутренних органов (желудка, кишок, сердца), но эти ощущения обыкновенно настолько неинтенсивны, что не дают раздельных для каждого органа ощущений, а сливаются вместе и ощущаются как совокупность жизненных чувствований. Эта совокупность жизненных чувствований лежит в основе того, что мы называем самочувствием»1.

Ипохондрия, — по мнению Корсакова, — связана с болезненным усилением именно таких ощущений, с повышенной чувствительностью к ним мозга.

Эти предположения Сеченова и Корсакова впоследствии полностью подтвердились. В настоящее время, благодаря работам И.П. Павлова, К.М. Быкова и других ученых, нервная связь между внутренними органами и мозгом, «информация» мозга о состоянии внутренних органов доказана самым точным образом.

К числу достижений русской психиатрии можно отнести и то, что русские психиатры стали на путь описания отдельных психических заболеваний. Среди наблюдавшихся в клинике самых разнообразных психических расстройств они стали выделять отдельные болезни.

Одним из первых такой правильный принцип при изучении психических расстройств применил Корсаков. Он утверждал, что нет одного психоза, а есть разные психические болезни, которые отличаются одна от другой причинами и механизмом возникновения, внешними проявлениями, течением, а поэтому требуют разного подхода и разных способов лечения. «...Из различных сочетаний симптомов и последовательной их смены, — писал Корсаков, — образуются в психиатрии отдельные формы душевных болезней с отдельными названиями…»2.

Несколько позже в защиту этого принципа выступил известный немецкий психиатр Э. Крепелин, которому принадлежат большие заслуги в тщательном изучении отдельных психических болезней и в создании их классификации. Корсаков положительно отзывался о работах клиники Крепелина, но решительно возражал против некоторых неправильных его взглядов. Крепелин считал, что для каждой психической болезни роковым образом предопределен ее исход; Корсаков же утверждал, что исход заболевания в каждом отдельном случае зависит главным образом от тех условий, в которых находится больной, и от того, как его лечат.

Осуществляя указанный принцип систематики психических расстройств на отдельные болезни, Корсаков и описал особый психоз, возникающий в связи с длительным злоупотреблением алкогольными напитками.

При этой болезни наблюдается воспаление многих периферических нервов и одновременно болезненные изменения в мозгу, сопровождающиеся очень характерным расстройством памяти.

На XII международном медицинском конгрессе в 1897 г. в Москве значение описанного Корсаковым психоза получило мировое признание и при всеобщем одобрении, по предложению берлинского профессора Жоли, было постановлено именовать этот психоз, впервые описанный русским ученым, Корсаковской болезнью.

Работа с описанием нового, выделенного им психоза была доложена Корсаковым в 1889 г. в Париже. Вот что рассказывает об этом докладе председатель XIII Международного медицинского конгресса в 1900 г. известный итальянский ученый профессор Ритти в своей речи, посвященной памяти Корсакова, который должен был делать на этом конгрессе доклад, но умер незадолго до его начала.

«Это было на интернациональном медицинском конгрессе в 1889 г. Я живо вспоминаю, как он подошел ко мне со скромным, почти робким видом; живой, изощренный ум, доброта и неизменная мягкость отображались на его характерном лице; это была натура ученого и апостола, которая в одно и то же время привлекала и очаровывала. Он держал в руках рукопись и просил разрешения представить ее сверх программы, что и было охотно ему разрешено. Все вы знаете этот капитальный труд, составивший эпоху в нашей науке; он озаглавлен просто — «Об одной форме душевной болезни, комбинированной с дегенеративным полиневритом». Доклад вызвал самые горячие аплодисменты по адресу автора и его работы; большой ученый, бывший председателем собрания, — профессор Бенедикт из Вены — со всем своим всеобъемлющим знанием и бесспорной компетенцией дал оценку только что выслушанному высоко оригинальному сообщению в следующих словах: «Мы благодарим доктора Корсакова за его интересный доклад. Он в высокой степени подтверждает учение о том, что вся психопатология может быть сведена к повреждению мозга и вообще нервной ткани»3.

Большие заслуги в развитии русской психиатрии принадлежат И.П. Мержеевскому.

Иван Павлович Мержеевский родился в 1838 г. в бывшей Люблинской губернии. По окончании Медико-хирургической академии в 1861 г. он был оставлен на научной работе в психиатрической клинике академии, руководимой в то время Балинским.

В 1865 г. он успешно защитил докторскую диссертацию, а в 1876 г., когда Балинский ушел в отставку, стал на его место во главе кафедры психиатрии и психиатрической клиники академии.

Уже в докторской диссертации Мержеевского «Клиническое исследование неистовых (vesanici)» выявилось его материалистическое мировоззрение в толковании психических расстройств. Он подчеркивал важность изучения при психических заболеваниях изменений не только в мозгу, но и во всем организме больного. В своей диссертации Мержеевский сообщает об изменениях веса, температуры и обмена веществ у психически больных, находящихся в состоянии очень резкого возбуждения. Он отмечает, что каждый такой приступ болезни сопровождается уменьшением веса больного, и что это уменьшение зависит «от бурного потребления тканей тела».

Научная деятельность Мержеевского была обширна и разнообразна, но в целом она характеризовалась широким биологическим подходом к изучению различных проблем психиатрии. На него несомненно, как мы уже отмечали, оказали большое влияние прогрессивные идеи в учении об эволюции живого мира Чарльза Дарвина и его современника — английского психиатра Модели. В связи с такой научной направленностью Мержеевский и его ученики всесторонне изучали различные проявления врожденного умственного недоразвития у детей и болезненные изменения психики в старости — старческое слабоумие и старческие психозы.

В докладах на заседании Берлинского антропологического общества в 1872 г. и несколько позже — Парижского — Мержеевский дает впервые полное и всестороннее описание анатомических изменений в мозгу у детей с глубоким врожденным слабоумием, доходящим до степени идиотии у т.н. микроцефалов (малоголовых). Демонстрируя мозг весом всего в 341 г (нормальный вес мозга 1300–1400 г) микроцефала-идиота Матея, Мержеевский вступил в острую полемику с немецким ученым К. Фогтом, который неправильно объяснял возникновение этой формы идиотии, как атавизм, как возврат к обезьяньему этапу истории возникновения человека. В своих исследованиях Мержеевский показал, что идиоты-микроцефалы вовсе не похожи на животных-предков антропоидных обезьян, от которых произошел человек, а их идиотия является следствием внутриутробного повреждения мозга и задержкой его развития.

Большая заслуга принадлежит также Мержеевскому в изучении изменений строения мозга при других психических заболеваниях.

Так, например, наука обязана Мержеевскому описанием разрушений мозга при прогрессивном параличе — уже упомянутой нами тяжелой болезни, возникающей иногда у больных сифилисом, если они не лечатся или лечатся неправильно. Эти работы выполнены Мержеевским в творческом содружестве с известным французским психиатром Маньяком, с которым его связывали также узы тесной личной дружбы.

И Корсаков и Мержеевский считали, что в основе психических заболеваний лежат изменения деятельности мозга, вызванные или непосредственным его поражением, или болезненной его реакцией на нарушение жизнедеятельности организма в целом. Они полагали, что такие изменения мозговой деятельности бывают самого различного характера. В одних случаях психические болезни связаны с т.н. органическими поражениями мозга, при которых можно обнаружить нарушение целости и строения мозга, разрушение отдельных его частей. В других случаях нет заметных повреждений вещества мозга, нет грубого нарушения его целости, строения, психические расстройства связаны с нарушением нормального обмена веществ в организме, с самоотравлением, что отражается на питании мозга и, тем самым, нарушается его нормальная деятельность.

Для изучения первой группы психических болезней очень большое значение имели исследования строения мозга как у здорового человека, так и психически больных. Русские психиатры изучали анатомию мозга, его строение, в тесной связи с его физиологией — это способствовало более успешному выяснению причин и механизмов возникновения психических расстройств.

Особенно много дали для изучения строения и функции мозга здорового человека труды Бехтерева.

Владимир Михайлович Бехтерев родился в 1857 г. в селе Сорали (ныне Бехтереве) Елабужского уезда бывшей Вятской губернии. С детства он проявил большой интерес к естествознанию: с увлечением собирал гербарии, коллекции насекомых. Знакомство молодого Бехтерева с произведениями русских революционных демократов, а также раннее изучение по первоисточникам учения Дарвина еще более определило его интерес к естественным наукам. Успешно окончив в 1874 г. в Вятке гимназию, Бехтерев поступил в Медико-хирургическую академию в Петербурге. Уже на 4м курсе академии определилась его будущая медицинская специальность. Свой выбор в изучении заболеваний нервной системы сам Бехтерев объяснил тем, что «данная специальность из всех медицинских наук того времени была наиболее связана с общественностью и вопросами познания личности, с глубокими философскими и общественными проблемами»4.

По окончании академии Бехтерев остается на научной работе при кафедре психиатрии, возглавляемой Мержеевским. В 1880 г. он защитил докторскую диссертацию на тему «Опыт клинического исследования температуры тела при некоторых формах душевных болезней». Значение докторской диссертации Бехтерева в том, что она, как и диссертация Мержеевского, отражала стремление связать психические болезни с телесными и освещала вопрос о роли мозга в регуляции температуры тела. В 1884 г. с целью научного усовершенствования Бехтерев отправился в длительную заграничную командировку. Время его пребывания за границей совпало с периодом большого подъема успешного развития научной работы в области невропатологии и психиатрии. Он упорно и настойчиво работал в лабораториях таких выдающихся ученых, как Флексиг, Мейнерт и др., перенимал и критически оценивал их богатый научный опыт. По возвращении в Россию Бехтерев возглавил кафедру психиатрии в Казанском университете. В 1893 г. он вместо ушедшего в отставку Мержеевского был избран профессором Военно-медицинской академии в Петербурге, а несколько позже занял кафедру нервных и душевных болезней Женского медицинского института. Петербургский этап деятельности Бехтерева знаменуется огромным размахом его творческой научной работы и кипучей энергией по организации психоневрологических научных и учебных учреждений, психоневрологической печати. Особенно должно быть отмечено создание нового, прогрессивного научного и учебного учреждения — Психоневрологического института.

Бехтереву принадлежат огромные заслуги в изучении анатомо-физиологических основ психических болезней. Положение в анатомии и физиологии мозга в то время лучше всего определяется словами самого Бехтерева: «Строение темно, функции весьма темны». Исходя «из желания пробить брешь в этой темноте, пролить в нее какой-либо свет», Бехтерев, наряду с клиникой, с самого начала своей научной деятельности занялся изучением мозга, его строения и функций. Результатом такого изучения было открытие Бехтеревым различных «нервных центров» в мозгу, названных его именем. Приобрели мировую известность также многотомные научные труды Бехтерева: «Проводящие пути спинного и головного мозга», «Основы учения о функциях мозга». Изучение анатомии мозга Бехтерев не отрывал от физиологии, он выяснял строение мозга в тесной связи с его деятельностью.

Как Корсаков и Мержеевский, Бехтерев считал, что психические расстройства, в какой бы они причудливой форме ни проявлялись, всегда наступают в результате болезненных изменений деятельности мозга. Но эти изменения не всегда возникают вследствие нарушения целости и строения мозга, а во многих случаях бывают обусловлены только расстройством его функций, вызываемым болезненными явлениями в других органах тела и жизнедеятельности организма в целом. Правильная точка зрения Бехтерева на психические расстройства, как на проявление болезней мозга и организма в целом, определила его гуманное отношение к психически больным. Он много сделал для облегчения их участи и для улучшения всей системы ухода и режима в психиатрических больницах.

Особенно должна быть отмечена научная и практическая деятельность Бехтерева в области изучения и лечения т.н. пограничных состояний, к которым относятся неврозы, психопатии, алкоголизм и другие заболевания, о которых речь будет ниже. При лечении этого вида психических нарушений особенное значение имеет, в сочетании с воспитательными и социальными мероприятиями, психотерапия, которая была любимой отраслью врачебной деятельности Бехтерева. С большим успехом и в разнообразных формах он применял психотерапию в своей лечебной практике.

Чтобы выделить разные психические заболевания и отграничить одно от другого, очень важно было изучить более простые расстройства психики, т.н. психопатологические симптомы, из которых складывается сложная картина психической болезни. К таким симптомам относятся, например, расстройство памяти, галлюцинации, бред, которые в различных сочетаниях и последовательности могут наблюдаться при разных болезнях. Некоторые из этих симптомов описаны еще во времена Гиппократа, большинство же их было изучено психиатрами в конце XVIII и в начале XIX столетия. Но оставался совершенно невыясненным вопрос о том, что происходит при этом в мозгу больного человека. Ответить на этот вопрос попытался талантливый русский психиатр В.X. Кандинский.

Виктор Хрисанфович Кандинский родился 6 апреля 1849 г. в селе Бянкино, Нерченского района бывшей Забайкальской губернии, в зажиточной семье. В 1867 г. он успешно окончил гимназию в Москве и поступил на медицинский факультет Московского университета. Отец его разорился и Кандинскому в студенческие годы пришлось преодолевать много лишений и трудностей. По окончании в 1872 г. медицинского факультета он вначале работал в общих больницах, а с 1876 г. служил в военно-морском флоте и принимал участие в Русско-турецкой войне. С 1880 г. до самой смерти он работал в Петербургской психиатрической больнице Николая Чудотворца. Умер Кандинский 3 августа 1889 г. в возрасте 40 лет. Его научная деятельность протекала в трудных условиях, т.к., исполняя обязанности ординатора, он должен был вести большую практическую работу. Его научные исследования прерывались также приступами психического заболевания, яркое само описание которого он дал в своих трудах. Но так велики были творческие возможности и одаренность этого талантливого русского ученого, что за короткий период своей научной деятельности он оставил неоценимое научное наследство.

Обладая энциклопедическими знаниями, Кандинский, наряду с исследованиями в области психиатрии, много занимался философией. В 1881–1882 гг. он опубликовал на философские темы две монографии — «Общепринятые психологические этюды» и «Современный монизм», в которых в общедоступной форме изложил историю и состояние современных философских учений. В этих произведениях Кандинский, как и другие уже упомянутые нами передовые русские психиатры, выступал ярким представителем материалистического направления в психиатрии. «Психическая деятельность, — писал Кандинский, — как показывают факты физиологические и психологические, связана с известными телесными органами и без них не может быть представлена…, вся психическая деятельность может быть сведена на механизмы, то есть объяснена в том же роде, как мы объясняем весь мир…»5, и далее: «Мысль есть не что иное, как функция мозга…»6.

С такой же материалистической точки зрения Кандинский изучал и проявления психической болезни. Он стремился возможно полнее выяснить, что происходит в мозгу больного человека. Особенно ценными являются исследования Кандинcкого, посвященные часто встречающимся у психически больных обманам чувств или т.н. галлюцинациям.

Больные с такими расстройствами психики могут видеть, слышать, ощущать какой-либо запах, вкус и т.п., в то время как в действительности в окружающей больного среде не существует предметов и явлений, которые могли бы быть причиной этих восприятий. Галлюцинации, это — мнимые восприятия, восприятия несуществующих в данный момент пред человеком предметов и явлений. Кандинский считал, что галлюцинации возникают в связи с возбуждением в коре больших полушарий головного мозга, в центрах того или иного органа чувств, если в то же время имеется общее истощение нервных клеток коры мозга. В дальнейшем мы подробнее остановимся на этом вопросе и покажем, как близко Кандинский подошел к современному пониманию галлюцинаций.

В 1890 г. вышел основной труд Кандинского «О псевдогаллюцинациях», в котором он дал замечательное описание близких к галлюцинациям, но все же отличных от них, психопатологических явлений. Если при галлюцинациях больные видят, слышат, несуществующие явления во внешнем мире и при этом так, как будто это обычные, нормальные восприятия, то при псевдогаллюцинациях больные имеют в своих мнимых восприятиях ряд особенностей. Как говорят сами больные, они видят не глазами, а «мысленным взором», слышат не ушами, а «внутренним ухом». Кто-то им «показывает внутри головы картины, ведет в ней разговоры». Больные испытывают при этом чувство какого-то «воздействия» извне, чувство «сделанности».

Позже эти явления были описаны французским ученым Клерамбо под названием «психического автоматизма».

Больным с этими явлениями кажется, что их мысли, чувства, восприятия, действия, речь, не принадлежат им, а являются чужими, кем-то «сделанными», «навязанными». Они также утверждают, что их мысли для всех «открыты», все «знают», о чем они думают. Поэтому они убеждены, что на них «действуют какими-то аппаратами», их «преследуют».

Огромной заслугой Корсакова, Мержеевского, Бехтерева и Кандинского было то, что они вырвали психиатрию из области бесплодных отвлеченных рассуждений, религиозно-мистических представлений и заложили прочный фундамент для естественно-научного изучения психических болезней. Они правильно поняли материальную природу психических расстройств, их тесную связь с состоянием мозга и всего организма. Но уровень науки в то время не позволил полностью выяснить, почему и как возникают психические заболевания, какие физиологические механизмы лежат в их основе. Был намечен правильный путь исследования, но по этому пути были сделаны только первые шаги. Впереди еще лежала большая и трудная дорога. Надо было до конца раскрыть тайну происхождения различных психических расстройств и на основе точного знания причин и механизмов возникновения отдельных психических болезней добиться более успешного их лечения.

Быстрое продвижение на пути к разрешению этой задачи началось в России после Великой Октябрьской социалистической революции. Только в этот период в отечественной психиатрии были осуществлены идеи ее основоположников, во многом опередивших свое время. Огромную роль в глубоком преобразовании психиатрической теории и практики на этом новом, переломном этапе развития психиатрии сыграли труды И.П. Павлова.

1 С.С. Корсаков. Курс психиатрии. Изд. 2-е.- М., 1901.- С. 1024.

2 С.С. Корсаков. Курс психиатрии. Изд. 2-е, М., 1901.- С. 360.

3 XIII Congres international de Medicine. Paris, 1900.- P. 3.

4 В.М. Бехтерев. Автобиография.- Изд. «Огонек», 1928.- C. 11.

5 В.X. Кандинский. Общепонятные психологические этюды.- 1881.- C. 122.

6 В.X. Кандинский. Современный монизм, 1882.- С. 17.

 

Источник информации: Александровский Ю.А. Пограничная психиатрия. М.: РЛС-2006. — 1280 c.
Справочник издан Группой компаний РЛС®

Листать назад Оглавление Листать вперед