Энциклопедия лекарств
и товаров
аптечного ассортимента

Пограничные состояния и фазы войны

Листать назад Оглавление Листать вперед

Как уже отмечалось в ранее опубликованных работах (Сб. «Нервные и психические заболевания военного времени», Л., Медгиз, 1948), содержание психогенных синдромов заметно менялось в разных фазах блокады Ленинграда. Эта последовательность, конечно, не случайна.

Начиная с фазы истощения, резко сказывается влияние на психическую реактивность измененного соматического состояния. В периоде соматического восстановления сказывается влияние остаточных явлений и последствий авитаминоза, особенно пеллагры, к которым присоединяется сосудистый фактор. Особое внимание привлекла гипертония и связанный с ней симптомокомплекс ирритативной лабильности, тревоги, астении и вегетативной лабильности. Самый последний период, наступивший после заключения мира, характеризуется картиной сосудистой гипотонии с депрессивным астеническим фоном, с пониженной вегетативной реактивностью и состояниями тревожного ожидания и страха репродуктивного характера. Последние представляют реакции на пережитое. Готовность к такой реакции создавала повышенная возбудимость нервной системы во время блокады.

Множественная этиология пограничных форм военного времени

Рядом авторов подчеркивалась множественность этиологии и патогенеза заболеваний военного времени (Гиляровский, Сухарева, Залкинд и др.). Это же относится к пограничным состояниям и налагает на их картины своеобразный оттенок. Отсюда возникают трудные задачи структурно-патогенетического анализа, который должен установить определяющие картину патогенные факторы и характер их взаимодействия и отнести определенные симптомы на счет определенных патогенных причин. Не касаясь этой большой и общей для всех психических заболеваний военного времени задачи, отметим некоторые моменты.

Соматическое истощение и инфекция первоначально вызывают состояние тревоги, подозрительности, колебания в состоянии сознания. Больной в таком состоянии еще выполняет свои обычные обязанности, но уже не вполне справляется с ними. В такое время болезненное состояние больного, вполне заметное для врача, ни окружающими, ни самим больным еще не распознается как болезненное.

Совместное действие аффективно-психической травмы и физической травмы (контузии) часто обнаруживается в приступообразных состояниях, которые стереотипно воспроизводят переживания патогенной травматической ситуации.

Наиболее показательны в этом отношении психогенные декомпенсации у травматических энцефалопатов. В условиях распространенности гипертонии последняя не редко распознавалась лишь после того, как больной с жалобами на нервно-психические нарушения (головные боли, бессонницу, слабость, раздражительность, аффективную лабильность, тревогу) обращался к психиатру. Заслуживает внимания и то, что у ряда таких больных психотерапия оказывала благоприятное действие, не снижая кровяного давления.

Как известно, опыт военного времени заставил в большей мере, чем раньше, учитывать значение психического фактора в патогенезе гипертонических состояний, в нарушениях сердечной деятельности и язвенной болезни. Для некоторых состояний характерно сочетание действия физического и психического факторов, проявляющихся в одной системе. При так называемом синдроме усилия, или синдроме Да Коста, связанном с физическим и психическим перенапряжением, вызывается глубокий вегетативный, сосудистый и психический сдвиг, иногда приводящий к летальному исходу («психорексис» Мира).

Местный характер повреждения выступает в общей структуре в различной роли. Так, в ряде случаев, где местные нарушения (ранение или ушиб) сочетаются с общими нарушениями (контузия или коммоция), местный очаг является физиологическим или элементарным психофизиологическим источником раздражения, вызывающего патологическую реакцию, благодаря его сочетанию с общим изменением реактивности в результате центрального поражения мозга. В других случаях местные нарушения являются источником сложной переработки, как, например, при сурдомутизме, форма которого также различна в зависимости от относительной роли в синдроме отдельных компонентов. Во взаимодействии патогенных факторов нужно учитывать не столько прямую суммацию, сколько механизм порочного круга, а также возможность взаимного торможения.

Так, истощение при апато-астеническом типе реакции исключало психогению, а у многих голод совершенно исключал страх смерти от обстрелов. Напряженная борьба за жизнь и психическая мобилизованность в условиях войны и блокады препятствовала депрессии, которая стала более выявляться в послевоенном периоде, как это отмечал Гиляровский.

Перечисленные основные факторы, действуя совместно или последовательно и вызывая часто изменения мозга, являлись источником некоторых общих черт в проявлениях болезненного состояния разной этиологии.

Источник информации: Александровский Ю.А. Пограничная психиатрия. М.: РЛС-2006. — 1280 c.
Справочник издан Группой компаний РЛС®

Листать назад Оглавление Листать вперед