Энциклопедия лекарств
и товаров
аптечного ассортимента

7. Комбинированные, извращенные и переходные типы различных уровней

Листать назад Оглавление Листать вперед

Подобно многим другим областям естествознания, и в характерологии, наряду с чистыми типами, то и дело приходится встречать индивидуумов, представляющих собой смешанные картины, т.е. совмещающих в себе черты двух или даже более различных типов. Не имея ни возможности, ни необходимости разбираться в бесконечном разнообразии имеющихся здесь комбинаций, мы упомянем только об одной своеобразной разновидности смешанных типов среднего уровня, которую, в отличие от остальных, можно назвать комбинированными.

Комбинированные типы

Особенность комбинированных типов заключается в том, что, совмещая в себе две различные по существу группы основных психических функций, они, именно благодаря этому совмещению, находят себе в жизни такое применение, которое придает экзопсихике известную цельность и типичность. Так, например, для занятия техникой требуется не только наличность развитого мышления (преимущественно индуктивного), но также и значительное развитие двигательно-волевой энергии; для того чтобы быть религиозным администратором (епископы и т.п.), надо обладать, с одной стороны, способностью религиозного созерцания (развитое воображение, связанное с аффективностью), а с другой — энергией, необходимой для власти, и т.д. Из значительного числа возможных здесь типов мы наметили несколько более характерных:

Научно-практические: значительное развитие умственных способностей и умственных интересов, соединенное с ясно выраженными практическими тенденция ми (двигательно-волевые процессы); в результате — склонность к занятию техникой, врачебным делом и проч.

Научно-общественные: интерес к знанию (мыслительная деятельность) комбинируется с сочувствием к людям (аффективность, общительность); возникает желание поделиться своими знаниями — склонность к научной популяризации, преподавательскому делу.

Xудожественно-практические: значительно развитое воображение, связанное с эстетическим вкусом и склонностью к практической деятельности, способствует занятию различного рода художественными ремеслами.

Религиозно-административные, соединяющие в себе способность к религиозному созерцанию (воображение, аффективность) с энергией, необходимой для того, чтобы властвовать и т.д.

Что касается высшего психического уровня, то и в нем, как мы увидим дальше, приходится различать, с одной стороны, узкие, концентрированные типы, а с другой — более широкие, сфера деятельности и интересов которых охватывает одновременно две какие либо одинаково крупные области экзопроявлений. Так как большему разнообразию и широте экзопсихических проявлений должна соответствовать также и большая сложность в составе эндопсихических элементов личности, то очевидно, что широкие высшего психического уровня представляют собой лишь дальнейшее развитие и усложнение комбинированных среднего уровня.

Извращенные типы

Особую, крайне важную группу составляют извращенные типы, встречающиеся, к сожалению, не только на низшем и среднем, но также и на высшем психическом уровне. Основная, характерная особенность их состоит в том, что значительная часть их действий и поступков (и при том иногда наиболее важных и существенных)представляются биологически нецелесообразными и даже вредными или для них самих, или для окружающих, а иной раз и то и другое вместе.

Причины возникновения извращенных типов могут быть различны. Известное, хотя далеко не первостепенное значение имеет здесь отсутствие культуры, образования, понижающее общий психический уровень человека и вместе с тем мешающее многим его природным задаткам получить свое естественное развитие. Правда, понижение типа еще не тождественно с его извращением: многие малоодаренные или малообразованные люди, с узким кругом деятельности и интересов, умеют, тем не менее, построить свою жизнь гораздо более целесообразно в биологическом отношении, нежели извращенные, принадлежащие к высшим уровням в результате получается то, что окружающие, иной раз значительно более одаренные, завидуют внутреннему покою и довольству этих людей и с уважением относятся к их социальной деятельности. Однако в большинстве случаев бывает так, что прирожденные задатки и склонности человека, не встречая благоприятных условий для своего естественного развития и удовлетворения, заставляют своего обладателя искать искусственных путей к достижению той же цели, и, таким образом, получается то или иное извращение чистого типа.

Гораздо большую роль в происхождении извращенных типов играет несоответствие внешних условий, а также образующихся под их воздействием экзопсихических проявлений человека с внутренним складом его личности (эндопсихикой). Обычная схема процесса извращения в этих случаях такова. Взрослый человек или хотя бы даже подросток, но уже с более или менее сформировавшейся эндопсихикой, попадает в условия, совершенно не соответствующие общему его душевному складу. Так, например, мыслитель-теоретик или даровитый художник вынуждены для поддержания своего существования, а еще чаще ради семьи, бегать с утра до вечера по урокам, выполнять наспех, чисто ремесленным образом, заказы, нисколько их не интересующие, пускаться в разные практические предприятия и т.д.; или человек созерцательного типа волею судеб делается администратором или становится во главе крупного промышленного предприятия или, наконец, человек практического склада, в силу традиции или по желанию старших членов семьи, поступает в духовное звание или посвящает себя художественной карьере. Во всех этих случаях личность, под влиянием обстоятельств, не соответствующих общему ее складу, раздваивается, как бы расщепляется. В ней образуются два центра, психологически имеющие между собой очень мало общего и не только взаимно не связанные, но часто даже враждебные друг другу. Вместе с тем развитие обоих этих центров задерживается: естественное ядро личности не может развиваться в силу неблагоприятных обстоятельств; второе же ядро, образовавшееся благодаря искусственному усилению какой-нибудь второстепенной (для данного человека) группы наклонностей, также не может, в силу своей искусственности, достигнуть сколько-нибудь значительной степени развития. О гармоническом объединении личности также, конечно, говорить не приходится. В результате всего этого общая ценность личности, как биологическая, так и социальная, неизбежно должна значительно понизиться.

Очень часто в этих случаях основные потребности и задатки человека, заглушенные и подавленные неблагоприятными обстоятельствами, продолжают, тем не менее, развиваться, принимая, однако, в своем развитии самые уродливые и противоестественные формы. Нередко дело оканчивается более или менее крупными преступлениями или же различного рода неврозами и психическими расстройствами1. Важными вспомогательными факторами служат здесь алкоголизм и вообще употребление всякого рода возбуждающих и наркотических веществ, а также азартные игры, кутежи и т.п. Заставляя человека забыть, хотя бы на время, о постигших его неудачах, они доставляют ему временное, острое возбуждение и удовлетворение (хотя бы и фиктивное), а последующая реакция, сопровождающаяся все прогрессирующим нарушением психической координации, способствует, в свою очередь, бы строму извращению и разложению личности.

Наконец, во многих случаях противоестественные, извращенные экзопроявления личности прямо и непосредственно прививаются ей, уже в готовом виде, путем воспитания, дурных примеров и т.п. Улицы больших городов, а также многие невропатические или ведущие разгульную жизнь семьи служат в этом отношении могучим фактором, порождающим целые поколения алкоголиков, преступников, хулиганов, вообще всего того несчастного, выбитого из колеи люда, которым так богата наша современная культура.

Итак, неблагоприятная среда извращает, уродует личность, всячески нарушая естественный ход и развитие ее душевной жизни. Это обстоятельство не может не отразиться, в свою очередь, и на отношении самой личности к окружающей ее среде, в частности же — к другим людям. Если не считать отдельных исключений, то в общем извращенные типы, по сравнению с чистыми, гораздо более эгоистичны, равнодушны к другим людям и общественным интересам и даже враждебны им. Как бы ни извратилась природа человека, какие бы искусственные радости и цели жизни, нормы и правила поведения ни создал он себе (вспомним хотя бы своеобразные понятия о чести и достоинстве у воров, проституток и т.п.), все же где-то там, в глубине души, живет сознание того, что жизнь испорчена, и что виновен в этом не только сам человек, но и, главным образом, окружающая его среда, люди, общество. И естественное сочувствие к людям постепенно угасает в человеке, сменяясь или раздражительной озлобленностью, или же тупой апатией, или, наконец, циничным равнодушием ко всему на свете, кроме своих собственных, большею частью грубо-чувственных интересов. Более подробно об этом будет сказано ниже, при рассмотрении отдельных извращенных типов и их разновидностей.

Происходя в большинстве случаев из чистых или смешанных типов путем их постепенного видоизменения, извращенные обычно сохраняют в себе много черт, напоминающих их первоначальную, «чистую» структуру. Значительное большинство извращенных типов можно бывает сопоставить с соответствующими им чистыми (или смешанными), указавши также и тот путь, по которому в данном случае пошло извращение. С другой стороны, каждый почти чистый тип содержит в себе какую-нибудь «опасную», слабую в биологическом и моральном отношении сторону, которая и может послужить путем для его извращения. Так, например, если говорить об эгоистических тенденциях, то они встречаются, в более или менее зачаточном виде, и у различных чистых типов, принимая ту или иную форму в зависимости от общего душевного склада каждого из них: у рассудочных, расчетливых это будет забота о своей выгоде, у аффективных — тщеславие, у энергичных — властолюбие, честолюбие и т.д. Естественно, что в процессе извращения именно эти черты и выдвигаются на первый план, придавая характерную окраску всему вообще душевному складу личности.

Приведем теперь перечень важнейших, более часто встречающихся извращенных типов различных уровней.

I. Низший уровень

Плохо приспособлены к жизни, в социальном отношении бесполезны, часто вредны.

1. Пассивные. Смотря по тому, что более ослаблено — чувствования или волевые акты, делятся на две разновидности:

a) Апатичные, характеризующиеся равнодушно вялым отношением ко всему окружающему, отсутствием сколько-нибудь ярко выраженных интересов и влечений.

b) Безвольные, неспособные к деятельности, борьбе и сопротивлению; поэтому робкие, легко внушаемые с преобладанием подавленного настроения.

2. Расчетливые эгоисты (соответствуют чистым рассудочным): расчетливы и хитры, черствы и злопамятны; на первом плане забота о своих выгодах и интересах, преимущественно материальных.

3. Аффективные извращенные: веселые, подвижные, беспорядочно-легкомысленные; по своим социальным проявлениям — босяки-пропойцы, драчуны, скандалисты, добровольные шуты, мелкие воришки и т.п.

4. Активные извращенные (насильники). В соответствии с аналогичными чистыми типами делятся на две разновидности:

a) Беспорядочные насильники (соответствуют энергичным низшего уровня): решительны и энергичны, особенно в пьяном виде; работать не любят, всегда склонны к борьбе, принимающей обычно характер драки.

b) Сосредоточенно-жестокие (соответствуют упрямым низшего уровня): при узком, ограниченном умственном кругозоре спокойно-сосредоточенная, настойчивая энергия, соединенная с жестокостью; в случае надобности не останавливаются перед убийством, истязанием и т.п.

II. Средний уровень

При большей, по сравнению с низшим уровнем, сложности и сознательности душевной жизни, приспособление к среде все-таки или вовсе не достигается (группа «неудачников»), или же достигается извращенным способом, с вредом для окружающих (группа «успевающих»). Благодаря несоответствию между эндо- и экзопсихикой, образование прочных, определенных психо-социальных комплексов значительно затруднено, и на первый план выступает поэтому опять деление по эндопсихическим особенностям.

Неудачники

1. Неприспособленные мечтатели. Обладая наблюдательностью, развитым воображением и художественными склонностями, в то же время слишком мягки и безвольны, неспособны к труду и жизненной борьбе; часто спиваются.

2. Аффективные неудачники. Благодаря чрезмерно повышенной аффективной возбудимости, отличаются в своих поступках значительной импульсивностью, порывистостью и несдержанностью; отсюда крайняя неровность их поведения, неспособность к труду, склонность к кутежам и т.д.

3. Энергичные озлобленные. Имеющиеся от природы воля, самостоятельность и способность к инициативе парализованы неблагоприятными обстоятельствами; отсюда недовольство, склонность к протестам, различного рода эксцессы.

Успевающие

4. Лицемерные. Умны, расчетливы и достаточно энергичны; но весь их ум и энергия направлены на эксплуатацию окружающих с целью сделать себе карьеру, нажить состояние и т.д.; при этом средствами не стесняются.

5. Властные извращенные. Власть из средства становится целью и, благодаря этому, развращающим образом действует как на подчиненных, так и на повелителей; последние превращаются в самодуров, бесцельно-жестоких и давящих все окружающее.

III. Высший уровень

Когда психическому извращению подвергается личность богато одаренная, то это может повлечь за собой двоякого рода последствия: или духовная мощь ее постепенно убывает, способность к творчеству и психической продукции слабеет, проявления становятся менее сознательными и координированными, одним словом — наступает постепенно понижение психического уровня, существенный ущерб для самой личности; или же, при сохранении духовной мощи человека, извращаются цели и направление его деятельности, при чем на первый план выдвигаются узко эгоистические интересы, чувственные влечения или же непомерное властолюбие и честолюбие, в жертву которым приносятся счастье и жизнь не только отдельных людей, но часто целых поколений. В этих последних случаях сохранившиеся отчасти идеальные цели тесно переплетаются с новыми, извращенными, — и тем гибельнее иной раз бывает такое смешение для окружающих, для человечества. В общем, эти две группы вполне соответствуют делению извращенных среднего психического уровня на «неудачников» и «успевающих», с той только разницей, что здесь, благодаря большему богатству личности, и самые картины извращения выступают гораздо ярче и разнообразнее. Что касается отдельных типов и разновидностей, то они будут подробно рассмотрены в соответствующей главе — о высшем психическом уровне.

Внимательное, подробное изучение психологии отдельных человеческих личностей убеждает нас в том, что наряду с существованием целого ряда определенных, ярко выраженных типов и их разновидностей, приходится отметить также не меньшее (а пожалуй даже и большее) количество переходных, не ярко выраженных индивидуальностей. Совмещая в себе, в недифференцированном виде, характерные черты двух соседних типов, люди эти по своей психологической конструкции близко примыкают к упомянутым уже выше смешанными комбинированным типам, хотя и не вполне совпадают с ними. Особенно часто подобные переходные формы встречаются среди извращенных, которые уже по самой сущности своей не могут отлиться в такие яркие, законченные образы, как чистые типы.

Кроме существования очень значительного количества переходных форм, необходимо указать еще и на то, что каждая отдельная человеческая индивидуальность, как бы типична и ярка она ни была, вовсе не представляет собой чего-то застывшего, раз навсегда определившегося, а напротив, может претерпевать изменения, и иногда довольно существенные. С одной стороны, всякий человек, начиная с детства и кончая зрелым возрастом, постепенно повышается в своем психическом уровне, пока, наконец, не остановится на такой ступени, которая оказывается для него предельной, наиболее высокой. С другой — всякое сколько-нибудь существенное изменение окружающих условий и влияний неизбежно отражается на общем складе личности особенно в молодом возрасте, когда экзо, а отчасти и эндопсихика еще не вполне сложились; благодаря такому изменению условий, чистый тип может превратиться в смешанный или извращенный, уровень его может понизиться или, наоборот, повыситься и т.д.

Такая текучесть и изменчивость типов представляется вполне естественными: если даже в органической природе, среди животных и растений мы имеем целый ряд переходных и смешанных форм, а также возможность превращения одной формы в другие, то тем более должно это быть в душевном мире, где все явления представляются по своему содержанию гораздо более сложными и, разнообразными. Поэтому психолог, изучающий и классифицирующий человеческие характеры, отнюдь не должен стремиться к тому, чтобы резко обособить друг от друга отдельные типы, исключивши всякую возможность изменений и постепенных переходов; такая попытка была бы заранее обречена на неудачу, так как она в корне противоречила бы действительному положению вещей.

Считаясь с этим обстоятельством, мы видели свою задачу не только в том, чтобы наметить и описать важнейшие, чаще встречающиеся типы и их разновидности, но еще и в том, чтобы установить точки соприкосновения и взаимные отношения между этими типами, а также те направления, в которых может изменяться каждый отдельный тип, переходя в другие, так или иначе ему близкие. В этом отношении основные принципы нашей классификации (постепенное повышение психического уровня, преобладание тех или иных основных психических функций, взаимодействие между эндо- и экзопсихикой) предоставляют широкий простор для того, чтобы проследить постепенное развитие, превращение или извращение каждого отдельного типа.

Такое установление закономерных отношений между важнейшими типами может иметь также и существенное практическое значение. Так, например, для педагога представляет большую важность то обстоятельство, что некоторые типы, в силу особенностей своего содержания (наличность качеств, понижающих психический уровень), не могут достигнуть высшего уровня. Отсюда прямой вывод: если ребенок принадлежит к одному из таких типов, то нужно постараться, пока не поздно, перевести его в какую-нибудь другую группу, развивши и усиливши в нем некоторые добавочные черты характера, играющие в данный момент лишь второстепенную роль. При этом надо помнить, что коренную, полную перемену личности произвести трудно, почти невозможно. В большинстве же случаев мы можем рассчитывать лишь на то, чтобы перевести путем воспитания данную личность в какой-нибудь из соседних типов. Так, например, мальчика аффективного типа мы можем надеяться превратить в аффективно-деятельного, созерцательного (художники, религиозные созерцатели) или альтруиста, далее — в какую-нибудь из комбинированных разновидностей, но почти невозможно сделать из него типичного мыслителя или рассудочного.

 1 Приковывающее за последнее время всеобщее внимание учение Freud’овской школы, в особенности же позднейшие взгляды Adler’a и его последователей, как известно, прямо указывают на извращенное проявление естественных потребностей и стремлений человека, как на причину целого ряда различных неврозов.

Источник информации: Александровский Ю.А. Пограничная психиатрия. М.: РЛС-2006. — 1280 c.
Справочник издан Группой компаний РЛС®

Листать назад Оглавление Листать вперед