Энциклопедия лекарств
и товаров
аптечного ассортимента

Актуальные проблемы персонологии

Листать назад Оглавление Листать вперед

На данном этапе естествознания вопросы теории и практики персонологической психологии и психопатологии составляют предмет напряженных научных исканий исследователей самых различных областей. Меня они также творчески волнуют и беспокоят.

Не имея намерения делать хотя бы краткий экскурс в историю проблемы, хочу подчеркнуть, что учение о личности в норме и патологии всегда занимало центральное и ведущее место в трудах клиницистов-психоневрологов, психологов, психопатологов, философов и социологов.

Психология установки, созданная около четырех десятилетий тому назад выдающимся ученым Д.Н. Узнадзе, получила соответствующее признание у нас и за рубежом как персонологическое направление. В наши дни персонология творчески важна и интересна для психоневрологии как никогда.

Эволюционный анализ развития, т.е. становления психики доказывает, что в мире физики и биологии ни один аппарат не является столь целостным, как психический. Именно целостность (динамическая взаимозависимость и взаимообусловленность) составляет основную специфику психики. При этом указанная целостность выступает на всех психодинамических регистрах, но особенно на регистре личности.

На уровне личности, эволюционно призванной выполнять высшие функции анализа-синтеза, высшую ориентацию и интеграцию, отдельные психические сферы как бы лишаются характерных особенностей и выступают в виде слитных интеллектуально-эмоциональных актов. Согласно В.М. Бехтереву, на высших уровнях познавательные акты одновременно являются переживаниями, охватывающими различные сферы целостной личности. Здесь мы имеем дело с интеллектуальным чувством, о котором в свое время писал Вундт. Заметим, кстати, что характерной особенностью эмоционального чувства является наличие двух противоположных векторов, двух антиномных состояний (приятное — неприятное, любовь — нелюбовь, нравится — не нравится); для интеллектуального чувства характерно, наоборот, одновекторное переживание (успокоение, возвышение, высшие эмоции любви). По нашим представлениям, эмоциональное чувство строится на двух стержнях (стеническом и астеническом), в то время как интеллектуальное зиждется на одном (стеническом).

В то время как поведение животных строится на принципе гедонизма (удовольствия) и страха, личностная деятельность человека построена на принципах долга, социальной героики, она следует голосу внутренней совести. И если животное частично может привыкнуть к страху через механическую тренировку, то человек призван преодолеть страх, заглушить чувство опасности, совершить геройство и руководствоваться высоким и благородным чувством служения своему народу. Морально обнажая психику, страх сводит личность к нулю. Каждый сознательный патриот может преодолеть и осилить чувство страха, чем и объясняется бесстрашие и своего рода спокойствие бойцов.

Страх может быть заглушен только личностным регистром, высшим сознанием своего долга, сознанием необходимости выполнить определенную задачу. В таком плане личность определенно корригирует и контролирует проявления инстинкта самосохранения и самозащиты.

В структуре личности отдельные психические сферы находят переключение на более высокие, специфически человеческие функции: появляется представление о морали и долге, намечаются тенденции к абстрагированию, к исканиям истины и т.д.

Формулы Ф.М. Достоевского: «Смирись, гордый человек» и «Трудись, праздный человек», выдвинутые им в свое время на Пушкинских торжествах, получают должное освещение в аспекте понятий о морали и долге.

Личность не есть, что-то несостоятельное, малодеятельное, выступающее лишь в роли маломощного «цензора»: наоборот, своей социальной сущностью она призвана не подчиняться инстинктам, а корригировать их и заглушать.

Одну из центральных особенностей человека составляет связь мышления с формами времени. Только человек имеет прошлое, т.е. историю, и только он смотрит напряженно в будущее. Отсюда категория времени находит широкое отражение в клинической психопатологии (в направлениях, побуждениях и оценках).

На личностном уровне депрессия выступает как потеря перспективы: извращается категория времени, колесо которого получает обратное вращение, т.е. «время движется назад». Поскольку при депрессии перспектива снята, то время как бы останавливается; но жизнь остановиться не может, и потому возникает болезненное переживание, связанное с ощущением «обратного движения времени».

Никак нельзя согласиться с Фрейдом, будто человек перенес три общечеловеческие травмы — антропологическую1, биологическую2 и психологическую3 —и полученные от этого раны никогда не будут залечены.

Человек никогда не потеряет своего смысла, значения и назначения. Открытие принципа гелиоцентризма, как и принципа филогенетической эволюции, есть не поражение, а победа творческого таланта человека.

Фрейд не смог подняться до уровня личностной психологии. Его глубинная психология зиждется на душевных влечениях, составляющих понятие, весьма близкое к понятию Шопенгауэра о бессознательной воле. Фрейд является основателем психологии и психопатологии влечений (вегето-соматопсихика не выше так называемой тимопсихики); все строится на принципах удовольствия и гедонических потребностей. Согласно Фрейду, «Я», «Он», т.е. личность, является только «цензором» с палкой. Им упускается из виду, что на уровне личности труд и долг представляют собой большую потребность, чем влечение.

Даже депрессия на личностном уровне не исключает активной деятельности, когда у человека появляется активная потребность в трудовом процессе. Человек движется к совершенству и душевной чистоте. Лень и палка составляют безусловные атрибуты только для животных. Таким образом, Фрейд грубо биологизирует психологические категории.

В процессе эволюционного становления личности сознательное должно оказывать активно направляющее влияние на бессознательное, а не наоборот.

Заслуживает внимания положение Рибо, согласно которому сознание, — хотя оно и уходит своими корнями в биологию, — развивается как социальное явление.

В антропопсихологии в основном представлены две формы специфически человеческой психической деятельности, а именно, сознание и личность. В эволюционном отношении сознание ближе всего стоит к понятию личности. Я согласен с установками тех психологов, для которых сознание есть не только знание, но и отношение, определенная направленность и ориентация на самом высшем, специфически человеческом уровне.

Взвешивание мотивов поведения, оценка ситуации и, далее, реакция на высших регистрах психического аппарата составляют задачу личности, а не сознания.

Сознание, как сложнейший процесс ориентации, требует восприятия внешнего мира, внешней обстановки, т.е. требует активно-избирательного восприятия (апперцепция), осуществляющегося при помощи внимания, которое направляет и фокусирует поле сознания. С.С. Корсаков придает важное значение акту внимания, при помощи которого из бессознательной сферы выводятся выше порога те или другие представления, хранившиеся в запасе.

Согласно представлениям глубинной психологии, психику человека можно сравнить с айсбергом, погруженная часть которого напоминает бессознательное, а поднимающаяся над водой часть — сознательное; при этом над водой находится лишь одна пятая или одна шестая часть айсберга. Приведенную наивно-механистическую схему структуры психического аппарата нельзя считать удачной. Какая бы часть ни была «над водой», она призвана быть активно действующей и ответственной, если только личность не изуродована патологически или социально.

Симбиоз между нормальной и патологической психологией требует тонкого анализа фактических деталей с учетом социальных факторов, а не наивных аналогий и сравнений между нормой и патологией.

При душевных расстройствах меняются социально-трудовые и эмоционально-моральные представления личности; специфические человеческие качества — труд, долг и безустановочная потребность — получают изъян. Морально надломленная личность утрачивает критерий совести, как социально-психологической категории, являющейся началом и радостью человеческой жизни, лучшей союзницей труда. Совесть есть не зов заботы, а зов долга. Труд и чувство выполненного долга доставляют человеку величайшее наслаждение, создают перспективу, придают смысл всей жизни. Человек горд, что после него остаются связанные с его именем результаты трудовой деятельности. Действия человека обусловлены его моральным обликом, и здесь совершенно неуместен тезис Морено, будто на первом месте должна стоять теория божества и будто «прежняя пропасть между наукой и теологией перестала существовать и сохранилась только для старых теологов и невежественных ученых».

При изучении вопросов межличностных или интерперсональных взаимоотношений исходным пунктом следует считать то положение, что психический аппарат реагирует на различные макро-микросоциологические факторы.

При анализе психогений, связанных с микро- и макросоциологическими факторами, считаю конструктивно позитивным остановиться на значении микросоциологической среды (так называемых малых социальных групп)4. Устанавливается, что психотравмирующие факторы микросоциологического порядка (семья, родные, близкие, соседи, служба и т.д.) порою для человека являются существенно значительными и важными, вызывающими ломку всей личности, ее психологического уклада, ее жизненного (философского) кредо.

У человека на уровне высших регистров личности ориентация выступает как высшая социально обусловленная личностная функция, и эта ориентация обуславливает возможность личностной оценки факторов и явлений, имеющих место в окружающей среде и в самом человеке.

В этом отношении ориентация у человека представлена в планах ориентации микросоциологической и макросоциологической.

Ориентация микросоциологическая подразумевает ориентацию в семье, на службе, среди товарищей, близких, соседей и т.д.

Ориентация макросоциологическая представляет собой высший вид ориентации (общественная ориентация — установки и направления в этом плане и т.д.).

Ориентация личности как высшая социально-психологическая адаптация имеет важнейшее значение в проявлениях человеческой деятельности. Здесь ориентация может быть связана с высшими, благородными чаяниями и стремлениями личности (патриотизм, долг, общественный интерес, трудовая установка и т.д.), с другой стороны, ориентация может быть направлена по линии пошлых и низких стремлений человека (эгоизм, себялюбие, показная правдивость при внутренней лживости).

 1 Когда геоцентризм, т.е. антропоцентризм, сменился гелиоцентризмом.

2 Открытие Дарвина, доказывающее, что человек и обезьяна произошли от общих предков.

3 Положение Фрейда о том, что бессознательное управляет сознательным.

4 В отечественной литературе имеются публикации с исчерпывающей критикой положений Морено касательно социометрии, психодрамы и малых групп.

Источник информации: Александровский Ю.А. Пограничная психиатрия. М.: РЛС-2006. — 1280 c.
Справочник издан Группой компаний РЛС®

Листать назад Оглавление Листать вперед