Энциклопедия лекарств
и товаров
аптечного ассортимента

Тимогении

Листать назад Оглавление Листать вперед

Общая характеристика тимогений

К тимогениям мы относим состояния, различные по клинической характеристике, но объединяемые общим аффективным генезом. Мы отличаем понятие тимогенеза от понятия психогенеза. Для возникновения психогений необходим не аффект вообще как нечто беспредметное, а аффективное переживание с определенным интеллектуальным содержанием. Соответственно этому всякая психогения имеет свою структуру. Состояния, вызванные тоже аффективным воздействием, могут быть более элементарны, стихийны. Для их возникновения главное значение имеет аффект как таковой. Психический шок, истерические сумеречные состояния и психогенный параноид — все связаны с аффективными воздействиями, но различны по своей структуре. Из них к психогениям в собственном смысле относится только психогенный параноид.

Для всех этих случаев мы считаем подходящим общее обозначение «тимогении» как состояния, вызванные воздействием на чувство. Слово тюмос (чувство) применяется в данном случае в том же смысле, в каком говорят о кататимическом бреде. Термин «тимогении» мы предпочитаем нередко употребляемому термину «аффектогении», так как он составлен из двух слов одного языка, а не двух языков, как последний.

Отечественная война вновь поставила вопросы о роли психической травмы, об отношении функционального к органическому, соматического и психического. К изучению их психиатры подошли более вооруженными, чем в первую мировую войну. В данном случае имеет значение не только обогащение новыми, более тонкими методами исследования, но и возможность использовать достижения в области физиологии и патологии нервной системы, а равно и в области общей медицины. Успехи психиатрии за советское время зависят главным образом от ее сближения с другими медицинскими дисциплинами. Особенно большую роль сыграл отход от прежней, преимущественно симптоматической, психиатрии и переход к новой, строящейся с учетом основных положений мозговой патологии.

В свете новых данных психическая травма должна рассматриваться как воздействие на весь организм, в частности, на его биохимические и вообще вегетативные процессы. В этом отношении она приравнивается к другим экзогенным воздействиям — к интоксикациям и инфекциям. Вследствие этого для таможенных расстройств должны иметь значение закономерности, установленные в других случаях экзогении. К ним нужно отнести тот факт, что внешнее воздействие может произвести перестройку всего организма, изменяя его реакции на внешние раздражения. Внешний раздражитель может быть полностью удален из организма, но последний дает те же реакции, хотя бы раздражители были иными. Принцип второго удара А.Д. Сперанского, установленный на экспериментальных инфекциях и интоксикациях, сохраняет свою силу и для клиники. Психотравматизирующее переживание, ничем внешне не проявляясь, может надолго сохранить свое патогенное действие, что и может сказаться впоследствии в каких-либо реакциях.

Какие же для этого требуются условия?

Этот вопрос имеет большое значение для клиники, но может быть разрешен только в связи с анализом клиники тимогений, в связи с новыми данными патологии.

Патология экзогений говорит о том, что центральная нервная система реагирует всегда в целом, но в то же время свидетельствует, что выражение «в целом» нельзя понимать так, что интенсивность реакции одинакова во всех системах. Во всех случаях этого рода изменения более всего выражены в отделах, непосредственно затронутых внешним воздействием, но могут быть обнаружены и в других системах. И на психическую травму мозг реагирует весь в целом, но это не исключает избирательности поражения, преимущественного поражения некоторых систем. Наоборот, изучение патологии отравлений, инфекций заставляет думать об избирательности поражения. Но здесь мы имеем в виду не врожденную, а приобретенную слабость тех или других систем, о которых говорили выше и которые во многих случаях определяют локализацию поражения sedes morbi.

Не меньшее значение имеет нечто другое. Патология экзогений и вообще мозговая патология свидетельствуют о том, что прежде всего поражаются системы, более поздно в фило-онтогенетическом отношении развивающиеся. По Джексону, в патологических случаях имеет место диссолюция, возвращение к более ранним этапам развития, — процесс, противоположный эволюции, которая идет от более простого к более сложному, от более автоматического к более управляемому, от более организованного к менее организованному. При поражении вышестоящей системы приобретает самостоятельность примитивная активность нижестоящих образований, подавляемая при обычных условиях. В психопатологию вошло понятие интеграции Шеррингтона, равно как дезинтеграции, расчленения на отдельные части с приобретением ими известной самостоятельности более сложного образования, достигнутого в процессе эволюции. Джексон сделал попытку выделить шесть ступеней эволюции, подводя под каждую из них какую-либо группу заболеваний. Но его схема основана не на конкретных данных, относящихся к истории развития нервной системы.

Взяв за основу принцип преимущественного поражения более новых по времени развития систем, можно было бы использовать концепцию И.П. Павлова о трех инстанциях развития центральной нервной системы. При изучении тимогений очень важно установить порядок, в котором наиболее целесообразно идти. При недостаточной установленности самого понятия, отсутствии точного отграничения как внутри этой группы, так и по отношению к другим формам с тем или иным значением психического фактора в генезе, естественно, что какой-либо определенной классификации в данном случае не существует. Неодинаковая их стойкость по отношению к вредным моментам, в данном случае к психической травматизации, могла бы послужить критерием для разделения на группы. По И.П. Павлову в центральной нервной системе в процессе эволюции ее функции возникают три инстанции. Первая инстанция — подкорковые нервные узлы; это область безусловных рефлексов или инстинктов, с психологической стороны — область эмоций и влечений. Далее идет первая сигнальная система — высшие отделы коры с различными анализаторами, с помощью которых осуществляется проекция внешнего мира; это центры условных рефлексов и временных связей. У человека в течение эволюционного развития появляется еще одна инстанция, обобщающая деятельность непосредственной проекции; материальным субстратом для этой деятельности обобщения, образования общих понятий, является главным образом кора лобных долей. Это вторая сигнальная система или третья инстанция.

Неодинаковая устойчивость отдельных систем к неблагоприятным воздействиям извне должна отразиться и на болезненных состояниях, связанных с психической травматизацией. В патологии мозга нужно считать общим принципом, что прежде всего поражается то, что было недавно приобретено, и это не только в смысле памяти, навыков и умения, но и всех процессов психической жизни. То, что особенно ярко выражено при старческом слабоумии, в той или иной степени может быть констатировано и в других случаях, в частности, при психической травматизации. Психические воздействия, оказывая влияние на нервную систему, вызывают в ней различные процессы возбуждения, торможения, индукции. Клиническая картина в целом будет зависеть от характера сочетаний этих процессов и от того, какие системы ими более всего затронуты. Большое значение имеет интенсивность возбуждения. При очень большой силе раздражения — «запредельное» возбуждение — наступает торможение, клинически проявляющееся, как ступор. Согласно общей закономерности, торможение, охватывающее прежде всего кору, по мере усиления все больше спускается на нижележащие отделы. При очень большой интенсивности психического раздражителя, каким, в частности, оказывается страх, наблюдается полное общее заторможение, резко выраженное оцепенение, полный ступор. Такие картины наблюдались у людей, перенесших какое-либо стихийное бедствие, катастрофу. В первую мировую войну такой ступор наблюдался у участников боев под Верденом, длительное время остававшихся под ураганным огнем. Картина ступора в случаях резкой психической травматизации развивается так быстро, что нет возможности уловить какую-либо последовательность явлений, но наблюдение над обратным развитием картины ступора дает очень много. Этот процесс идет в иной последовательности; расторможение начинается с нижележащих отделов и идет по направлению к коре, которая освобождается от него последней. Естественно поэтому, что в начальной фазе этого расторможения на передний план выступают симптомы со стороны жизни инстинктов: страх, инстинкт самосохранения, стремление убегать при отсутствии еще сознания своего «я» и сознания окружающего. Такого рода стихийные реакции могут наблюдаться не в порядке выхода из глубокого ступора, но и первично, если внешнее раздражение не достигает чрезмерной силы. В качестве следующей фазы расторможения или реакции еще меньшей силы психического раздражения выступают симптомы со стороны первой сигнальной системы — это главным образом так называемые невротические явления. Наиболее характерно для этой группы реакций участие вегетативных нарушений в смысле как расстройств иннервации, так и регуляции деятельности внутренних органов. При еще меньшей силе раздражения главная симптоматика дается со стороны второй сигнальной системы и заключается в нарушениях мышления не вследствие деструкции коры, как это бывает при органических психозах, а в результате изменения психодинамики, вызванного психическими факторами. Соотношение ведущей симптоматики с основными системами И.П. Павлова как стадиями эволюционного развития может, несомненно, ориентировать в разделении на основные группы картин, развивающихся в связи с психической травматизацией. Но для того, чтобы использование стадий развития было более продуктивным, необходимо принять во внимание и другие моменты. Мы уже видели, какое большое значение имеет фактор интенсивности раздражения. То, что установлено в этом отношении физиологами, имеет прямое приложение к клинике. На важность его в свое время обратил внимание Крепелин. После него зарубежные и советские психиатры, изучая инфекционные и токсические психозы, установили, как известно, некоторые закономерности, имеющие значение вообще в патологии экзогенных заболеваний. При остром и интенсивном воздействии внешней вредности реакция бывает грубая, массивная; в ней как бы тонут особенности личности, заглушаясь экзогенными, не имеющими в ней корней «гетерономными» симптомами. При менее интенсивном и более медленном действии экзогении все более ясно выступает личность с ее врожденными и приобретенными особенностями («гомономная симптоматика»). Таким образом играет роль и интенсивность, и темп внешнего воздействия. Эти данные не были еще использованы при изучении расстройств, вызванных психическими факторами, именно потому, что психическое мыслилось отвлеченно, оторвано от материального субстрата. Но, поскольку психическое воздействие всегда является и соматическим, эти расстройства должны подпасть под действие закономерностей, установленных вообще для экзогений. Это и оправдывается уже на тех данных, которые мы пока рассмотрели. Картина общей заторможенности, развивающаяся при очень сильной психической травматизации, характеризуется массивностью, в которой тонут факторы личности. Последние вновь выступают при известной степени расторможения.

Разделение тимогений в соответствии с системами эволюции имеет значение не только с точки зрения особенностей раздражителя. Каждому уровню развития соответствует та или другая степень дифференцированности личности и соответственно этому бедность или богатство форм реакций. Ясно, что, когда основное дается системой безусловных рефлексов, количество форм реакций не может быть велико, не говоря уже о их примитивности. Иная картина получается, когда основное звучание будет наблюдаться со стороны высшей инстанции, когда могут выявиться все возможности личности. При изучении отдельных форм тимогений мы будем следовать порядку, указанному историей развития. Генетический принцип оказался вообще продуктивным в патологии. Оставляя пока в стороне вопрос о точном формулировании сущности тимогений, мы в дальнейшем подвергнем рассмотрению все случаи, в которых психические факторы играют роль в генезе, структуре и симптоматике заболевания. Естественно, мы постараемся использовать главным образом свои личные наблюдения военного времени, считая, что одной из задач советской психиатрии является изучение того нового, что дает психическая травматизация, связанная с войной и обстоятельствами военного времени.

Описание болезненных состояний, вызываемых эмоциональными факторами, мы считаем целесообразным вести в порядке перехода от более простого к более сложному. Наиболее простыми нужно считать шоковые психические реакции. Ко второй группе с более сложными расстройствами нужно отнести невротические реакции. Вторая сигнальная система, участие которой необходимо для обобщения, образования понятий, формирует психогении в собственном смысле; это более сложные сравнительно с двумя предыдущими группами расстройства, т.к. они требуют участия всей психики в целом.

Источник информации: Александровский Ю.А. Пограничная психиатрия. М.: РЛС-2006. — 1280 c.
Справочник издан Группой компаний РЛС®

Листать назад Оглавление Листать вперед