Энциклопедия лекарств
и товаров
аптечного ассортимента

Навязчивые идеи

Листать назад Оглавление Листать вперед

Навязчивыми идеями называются представления и мысли, непроизвольно вторгающиеся в сознание больного, который прекрасно понимает всю их нелепость и в то же время не может с ними бороться.

Навязчивые идеи составляют сущность симптомокомплекса, который носит название синдрома навязчивых состояний (психастенический симптомокомплекс). В состав этого синдрома, наряду с навязчивыми мыслями, входят навязчивые страхи (фобии) и навязчивые влечения к действиям. Обычно эти болезненные явления не встречаются порознь, а бывают тесно связаны друг с другом, составляя вместе навязчивое состояние.

Д.С. Озерецковский считает, что в общем понятии навязчивых состояний должен отмечаться признак их доминирования в сознании при наличии в основном критического отношения к ним со стороны больного; как правило, личность больного борется с ними, причем эта борьба принимает иногда чрезвычайно мучительный для больного характер.

Навязчивые мысли иногда могут эпизодически появляться и у психически здоровых. Они связаны нередко с переутомлением, иногда возникая после бессонной ночи, и обычно носят характер навязчивых воспоминаний (какой-либо мелодии, строки из стихотворения, какого-либо числа, имени, зрительного образа и проч.).Часто навязчивое воспоминание по своему содержанию относится к какому-либо тяжелому переживанию устрашающего характера. Основное свойство навязчивых воспоминаний заключается в том, что, несмотря на нежелание о них думать, мысли эти навязчиво всплывают в сознании.

У больного же навязчивые мысли могут заполнить все содержание мышления и нарушить нормальное его течение.

Навязчивые мысли резко отличаются от бредовых идей тем, что, во-первых, больной к навязчивым мыслям относится критически, понимая всю их болезненность и нелепость, и, во-вторых, тем, что навязчивые мысли обычно носят непостоянный характер, часто возникая эпизодически, как бы приступами.

Характерным при навязчивом мышлении являются сомнения, неуверенность, сопровождаемые напряженным чувством тревоги. Это аффективное состояние тревожной напряженности, тревожной неуверенности — мнительности является специфическим фоном навязчивых состояний.

Содержание болезненных навязчивых мыслей может быть разнообразным. Чаще всего встречается так называемое навязчивое сомнение, которое в нерезко выраженной форме периодически может наблюдаться и у здоровых. У больных навязчивое сомнение приобретает весьма тягостный характер. Больной вынужден постоянно думать о том, например, не загрязнил ли он себе рук прикосновением к ручке дверей, не внес ли он в дом заразу, не забыл ли закрыть дверь или потушить свет, спрятал ли он важные бумаги, правильно ли написал или сделал то, что ему было нужно и т.д.

Вследствие навязчивых сомнений больной крайне нерешителен, например, он по многу раз перечитывает написанное письмо, не будучи уверен в том, что он не сделал в нем какой-либо ошибки, проверяет помногу раз адрес на конверте; если ему приходится написать одновременно несколько писем, то он сомневается, не перепутал ли он конвертов и проч. При всем этом больной ясно сознает нелепость своих сомнений, а вместо с тем он не в состоянии с ними бороться. Однако при всем этом больные сравнительно быстро «убеждаются», что их сомнения необоснованны.

В некоторых тяжелых случаях навязчивые сомнения иногда приводят к ложным воспоминаниям. Так, больному кажется, что он не уплатил за купленное в магазине. Ему кажется, что он совершил какую-то кражу. «Не могу различить, сделал ли я это или нет». Эти ложные воспоминания, видимо, возникают из связанной с навязчивостью бедной мыслью, но интенсивной деятельностью фантазии.

Иногда навязчивые мысли приобретают характер навязчивого или болезненного мудрствования. При болезненном мудрствовании навязчиво возникает в сознании ряд самых нелепых и в большинстве случаев неразрешимых вопросов, как, например, — кто может сделать ошибку и какую? Кто сидел в только что проехавшем автомобиле? Что было бы, если бы больной не существовал? Не повредил ли он чем-либо кому-либо? и т.п. У некоторых больных отмечается своеобразная навязчивая «скачка идей в форме вопросов» (Яррейс).

Иногда навязчивые мысли носят характер контрастирующих идей или, скорее, контрастных влечений, когда навязчиво возникают в сознании мысли и влечения, находящиеся в резком противоречии с данной ситуацией: например навязчивое стремление прыгнуть в пропасть, стоя на краю обрыва, навязчивые мысли с нелепым юмористическим содержанием во время разрешения какого-либо серьезного делового вопроса, хульные мысли в торжественной обстановке, например во время похорон и проч.

Мы уже указывали выше, что навязчивые мысли сопровождаются напряженным чувством тревоги. Это чувство тревоги может получить доминирующее значение при навязчивых состояниях, приобретая характер навязчивого страха.

Навязчивые страхи (фобии) являются весьма тягостным переживанием, выражающимся в немотивированном страхе с сердцебиением, дрожанием, потливостью и т.д., навязчиво возникающем в связи с какой-либо, часто самой обычной жизнен ной ситуацией. По своей сути это тормозные состояния со страхом при различных обстоятельствах. Сюда относятся: страх перейти через большие площади или через широкие улицы (агорафобия) — боязнь пространства; страх перед замкнутым, тесным пространством (клаустрофобия), например боязнь узких коридоров, сюда же можно отнести навязчивый страх при нахождении среди толпы людей; навязчивая боязнь острых предметов — ножей, вилок, булавок (айхмофобия), например боязнь проглотить гвоздь или иголку в пище; боязнь покраснеть (эрейтофобия), которая может сопровождаться покраснением лица, но может быть и без покраснения; боязнь прикосновения, загрязнения (мизофобия); страх смерти (танатофобия).Различными авторами, особенно французскими, описано множество других видов фобий вплоть до навязчивого страха перед возможностью появления самого страха (фобофобия).

Навязчивые страхи иногда встречаются при некоторых профессиях (профессиональные фобии), например у артистов, музыкантов, ораторов, у которых в связи с публичными выступлениями может появиться страх, что они все забудут и напутают. Навязчивые страхи часто бывают связаны с навязчивыми мыслями, например боязнь прикосновения может появиться в связи с сомнением в возможности заражения какой-либо болезнью, например сифилисом, путем прикосновения к дверной ручке и проч.

Навязчивые влечения к действиям также частично связаны с навязчивыми мыслями, а кроме того со страхами и могут вытекать непосредственно как из тех, так и из других. Навязчивые влечения к действиям выражаются в том, что больные чувствуют непреодолимую потребность совершать тот или иной поступок. После совершения последнего больной сразу успокаивается. Если больной пытается сопротивляться этой навязчивой потребности, то он переживает очень тяжелое состояние аффективной напряженности, от которого он может избавиться, лишь совершив навязчивое действие.

Навязчивые действия могут быть разнообразными по своему содержанию — они могут состоять в следующем: стремление к частому мытью рук; навязчивая потребность считать какие-либо предметы — ступеньки лестниц, окна, проходящих мимо людей и т.д. (арифмомания), читать встречающиеся на улице вывески, стремление произносить циничные ругательства (иногда шепотом), особенно в неподходящей обстановке. Указанное навязчивое действие связано с контрастирующими идеями (см. выше) и носит название копролалии. Иногда встречается навязчивое влечение к совершению каких-либо, ставших привычными, движений — кивания головой, покашливания, гримас. Эти так называемые тики во многих случаях находятся в тесной связи с навязчивыми состояниями и нередко имеют психогенное происхождение.

Ряд навязчивых поступков может носить характер так называемых защитных действий, совершаемых больными для того, чтобы избавиться от мучительного аффекта, связанного с навязчивым состоянием, больной, например, берется платком за ручки дверей, непрестанно моет руки, чтобы избавиться от тревоги; связанной со страхом заражения; проверяет определенное количество раз заперта ли дверь, для того, чтобы не испытать болезненного сомнения. Иногда больные придумывают различные сложные защитные ритуалы для того, чтобы гарантировать себя от навязчивых сомнений и страхов. Так, например, один из наших больных с навязчивым страхом смерти чувствовал себя спокойнее, имея постоянно при себе в кармане порошок камфоры на случай, если ему будет грозить остановка сердечной деятельности, или другой больной с навязчивыми сомнениями должен был непременно прочесть три раза написанное им письмо для того, чтобы гарантировать себя от ошибок, и проч.

Навязчивые мысли могут носить невротический эпизодический характер (невроз-навязчивых состояний) или же быть более постоянным хроническим явлением при психастении, как одной из форм психопатий, соответствующей, по терминологии К. Шнейдера, ананкастной форме психопатии. Правда, и при психастении отмечаются периодические обострения навязчивых состояний, особенно под влиянием переутомления, истощения, лихорадочных заболеваний и психотравматизирующих моментов. Фазность, периодичность течения приступов навязчивых состояний заставила некоторых авторов (Хейльброннер, Бонгеффер) относить синдром навязчивых состояний к циклотимической конституции, к маниакально-депрессивному психозу. Однако это не совсем так. Конечно, навязчивые идеи довольно нередко могут встречаться при депрессивной фазе маниакально-депрессивного психоза. Однако еще чаще можно наблюдать навязчивые состояния при шизофрении и особенно в начальных стадиях болезни, а также и в более поздних стадиях при вяло текущих формах шизофрении. Бывают иногда трудности дифференциальной диагностики между навязчивыми состояниями при шизофрении и ананкастной психопатией, тем более, что некоторыми авторами описывается ананкастное развитие психопатического характера на почве шизофренного дефекта. Следует также отметить, что шизофренические стереотипии и автоматизм в своих элементах персеверации имеют известное сходство с навязчивыми проявлениями — их однако следует отличать от вторичных навязчивых действий, вытекающих из навязчивых мыслей и фобий. Навязчивые состояния в виде приступов описаны были также при эпидемическом энцефалите. Навязчивые состояния наблюдались также при эпилепсии и других органических заболеваниях мозга.

Классифицируя навязчивые состояния, Д.С. Озерецковский (1950) различает: навязчивые состояния как типичные для психастении, навязчивые состояния при шизофрении, являющиеся автоматизмами, связанными с переживаниями частичной деперсонализации; навязчивые состояния могут встречаться при эпилепсии и возникать в рамках особых состояний, свойственных этому заболеванию. Наконец, навязчивые состояния при эпидемическом энцефалите и других органических заболеваниях мозга Д.С. Озерецковский рассматривает в группе особых насильственных состояний, которые следует отделять от навязчивых. Таким образом, навязчивые состояния могут встречаться при различных заболеваниях. Некоторые авторы (Кан, Керер, Яррейс) совершенно необоснованно считают, что, возможно, здесь дело идет о гомологическом наследственном предрасположении, проявляющемся под влиянием различных причин.

Многие указывали на характерологические особенности больных с навязчивыми состояниями. Это — тревожно-мнительные (Суханов), неуверенные в себе (К. Шнейдер), сенситивные (Кречмер) личности. Во всяком случае, в тяжелых затяжных случаях навязчивых состояний (там, где исключается «симптоматическая» навязчивость, связанная, например, с шизофренией или с маниакально-депрессивным психозом) дело идет о психопатической почве, в смысле тревожно-мнительного характера, составляющего основной аффективный фон навязчивых, психастенических состояний.

П.Б. Ганнушкин относит психастению к психопатиям. Основными чертами характера психастеников, по описанию Ганнушкина, являются нерешительность, боязливость и постоянная склонность к сомнениям.

Источник информации: Александровский Ю.А. Пограничная психиатрия. М.: РЛС-2006. — 1280 c.
Справочник издан Группой компаний РЛС®

Листать назад Оглавление Листать вперед