Энциклопедия лекарств
и товаров
аптечного ассортимента

ЗНАЧЕНИЕ НАУЧНЫХ ТРУДОВ АКАДЕМИКА В.М. БЕХТЕРЕВА ДЛЯ ПСИХИАТРИИ / ОСИПОВ В.П.

Листать назад Оглавление Листать вперед
ОСИПОВ В.П.

Из речи на торжественном заседании 20-го декабря 1925 года/ Сборник, посвященный Владимиру Михайловичу Бехтереву (к 40-летию профессорской деятельности).- Л., 1926.- С. 30–32.

В.М. Бехтерев, по своему медицинскому образованию и своей научной и преподавательской деятельности, принадлежит к той школе неврологов, которая работала и продолжает работать как в области психиатрии, так и в области невропатологии; за последнее время мощное и чрезвычайно обширное эволюционное движение в двух этих сопредельных науках привело к необходимости разделения их преподавания и изучения, вследствие чего научных работников, соединяющих в своем лице знание обеих, остается все меньше и меньше; между тем, долго длившееся совместное изучение обеих специальностей, естественным образом, прочно спаивало научные и клинические интересы их последователей и давало их мышлению совершенно определенный неврологический уклон. Этот уклон явился причиною образования обширной группы психиатров, которая лучше всего и точнее всего обозначается, как группа психиатров-неврологов или психиатров-психофизиологов, в противовес психиатрам-психологам.

Психологическое направление, как более старое, еще продолжает развиваться и лишь постепенно и с большим сопротивлением сдает свои позиции физиологическому направлению, однако, последнее упорно и настойчиво завоевывает психиатрию, руководимое и у нас, и за границей своими представителями; хотя, таким образом, психиатрия является последней из медицинских наук, разрывающих связь со старым, отжившим «психологизмом», но в этом нет ничего удивительного, так как старые психиатры, приступая к изучению душевных болезней и уже усвоив прочно положение, что душевные заболевания — суть болезни мозга, особенно, коры больших полушарий, не были в состоянии сразу освободиться от влияния психологического субъективизма, развившего свои тормозные функции в течение многих столетий; вследствие этого получилось своеобразное положение; это положение можно характеризовать, как амбивалентное: начав усваивать и проводить в свою научную дисциплину биологические обоснования, особенно, учение о рефлексах головного мозга, и, с этой точки зрения, неуживающиеся с воззрениями старых психологических школ, они в то же время не могли, объясняя болезненные нарушения психических функций, отрешиться от прочно укоренившихся субъективно-психологических взглядов и традиций, приведших к смешению объективизма с субъективизмом. В результате получилось довольно своеобразное положение: психиатры, как люди с естественно-научной подготовкой, врачи-клиницисты, привыкшие наблюдать болезненные явления в их объективном выражении, в то же время происхождение их выводили из чисто психологических построений, несмотря на то, что они же явились основоположниками так называемой физиологической психологии (Wundt, Ziehen). Несмотря на это, и в настоящее время не только говорят, но и пишут о влиянии психического на физическое, продолжая утверждать значение этого в самой своей сущности парадоксального положения, основанного на еще неизжитых дуалистических воззрениях.

Однако, анатомо-физиологическое мышление начало проникать и в психиатрию, обосновывая всю клиническую картину душевных расстройств генетической связью с мозгом и телом, вообще, как источником болезненного поведения человека.

Особенно выпукло эти вопросы были поставлены Meynert’oм и Wernicke, первым, определившим душевные заболевания, как болезни переднего мозга, а вторым в его учении о Motilitätspsychosen.

Flechsig сделал смелую попытку анатомического обоснования душевных функций в своем произведшем сильное впечатление трактате «Мозг и душа» (Gehirn undSeele), явившемся завершением его анатомо-эмбриологических исследований; эта интересная попытка оказалась неудачной по тем же причинам, что и попытка Meynert’a: во времена Meynert’a анатомические обоснования еще не были достаточно разработаны для анатомической классификации психозов; во времена Flechsig’aони подвинулись гораздо дальше, но его устремления, в свою очередь, зашли еще дальше, что и привело к неудаче.

Русская психофизиология и психиатрия находятся в особо благоприятных условиях для поступательного движения в указанном направлении. Наличность в нашем прошлом и настоящем таких ученых, как Сеченов, Павлов и сегодняшний наш юбиляр, В.М. Бехтерев, создали необходимые условия для материалистического обоснования процессов душевной деятельности, нормальной и патологической. Я остановлюсь только на значении работ В.М. Бехтерева.

Ученик Flechsig’a, В.М. сразу пошел в своих научных изысканиях по намеченному последним пути, что выразилось в его известном исследовании «О проводящих путях головного и спинного мозга». За этой капитальной работой последовала еще более обширная, естественно следовавшая за установлением анатомических основ, а именно: «Основы учения о функциях мозга». Очень многое в этих обоих трудах установлено В.М. Бехтеревым и его школой впервые. Далее В.М. выпускает обширный труд под названием «Объективная психология», в котором он впервые пытается обосновать учение о психической деятельности на строго объективных данных, главным образом, на двигательных реакциях, отрешаясь от субъективизма; эта работа должна быть признана одним из первых серьезных и успешных трудов в этом направлении. Но автор не ограничивается этим, дальше следуют не менее обширные труды, углубляющие и расширяющие физиологическую точку зрения на психические процессы; исповедуя монистические взгляды и соединяя психический процесс в одно неразрывное целое с физиологическим процессом, протекающим в мозгу, автор выдвигает рефлекс с его различными сочетаниями и возможностями, как основу этого процесса; изучение рефлексов и связанных с ними явлений он кладет в основание разрабатываемой им научной дисциплины «Рефлексологии»; далее следует «Коллективная рефлексология». Я не могу здесь входить в разбор этих трудов юбиляра, скажу лишь, что они имели и имеют громадное влияние на направление современной психиатрии; в ней твердо развивается физиологическое направление, и его развитие, несомненно, обязано своим происхождением и возможностью трудам В.М. Бехтерева и его школы. В.М. в своей научной деятельности последовательно разработал все стороны жизни мозга человека; для завершения цикла остается еще патологическая сторона вопроса, которая, по всему ходу научной работы юбиляра, должна выявиться в «Патологической рефлексологии». Такой труд увенчал бы здание стройной постройки юбиляра,и я не сомневаюсь в том, что он появится, он не может не быть намеченным им; а юбиляру желаю здоровья и сил для продолжения его исключительной работы.

Источник информации: Александровский Ю.А. Пограничная психиатрия. М.: РЛС-2006. — 1280 c.
Справочник издан Группой компаний РЛС®

Листать назад Оглавление Листать вперед