Энциклопедия лекарств
и товаров
аптечного ассортимента

VII

Листать назад Оглавление Листать вперед

Наряду с многочисленными прежними неврозами органов мы из группы психогенных реакций должны будем исключить и многие формы прежних общих неврозов и, прежде всего, многие формы неврастении, долженствующие получить совершенно иное наименование.

Последняя по времени наиболее четкая работа по расшифровке традиционной неврастении была сделана бригадой Института невропсихиатрической профилактики в лице С.И. Гольденберг, Т.И. Гольдовской, Е.А. Осиповой, М.К. Гофштейн и Я.И. Шейман. Из состава неврастении, естественно, выпадают следующие части: 1) соматическая астения — после инфекций и потерь крови, интоксикаций; эта форма должна носить название «постинфекционной нервнопсихической слабости», интоксикационной астении и т.д., в зависимости от случая; 2) нервно-психическая слабость в продромальном периоде острых заболеваний и в результате хронических болезней внутренних органов, или обмена веществ; 3) нервно-психическая слабость, в продромальном и начальном периоде мозговых заболеваний (артериосклероз, сифилис мозга, прогрессивный паралич и т.д.); 4) нервно-психическая слабость или астения как проявление конституционально-астенической структуры и астенического развития центральной нервной системы и часто всего организма (абиотрофическая форма). Эти четыре формы неврастении не имеют никакого отношения к отделу психогенных реакций. Но к этому отделу имеют отношения следующие две формы, также входившие в состав прежней неврастении; 5) эмоциональное истощение в результате психических травм и тягостных ситуационных моментов. Это — истинная психогенная реакция, граничащая с депрессивными реакциями, в которой принимают участие не только психика, но и вегетативные центры и весь организм в целом; 6) нервно-психическая слабость в результате тех или иных комплексных переживаний в понимании Юнга. Эти две последние, близко примыкающие одна к другой формы целиком входят в группу психогенных реакций астенического типа.

Прежняя группа истерии войдет в отдел психогенных реакций лишь в той ее части, в которой вполне выражено качество, установленное Бонгеффером для истерии в 1910 году, а именно: целевая установка личности, утилизирующая свою аффективную лабильность, неполноценность своей вегетатики и т.д. — для достижения тех или иных житейских выгод, облегчения своего существования, воздействия на окружающих и проч.

А.И. Ющенко выделяет в своей классификации такие целеустановочные неврозы в особую группу психоневрозов. Отвергая термин невроз, мы отказываемся и от психоневроза. Для нас простое обозначение «истерическая реакция» совершенно достаточно, если не упускать из виду характеристики истерии, данной Бонгеффером. При этом мы решительно исключим из группы истерии (но не из психогенных реакций) те случаи аффективной лабильности, внушаемости и самовнушаемости, в которых отсутствует целеустановочный момент. При этом во всех случаях более или менее быстрого развития у субъекта такой аффективной лабильности мы будем остерегаться приписывать психогении все то, что при более глубоком клиническом анализе может оказаться проявлением начинающейся шизофрении, циклотомии и т.п. К психогенным реакциям (требующим, однако, более специальных конституциологических и характерологических основ) мы отнесем многие случаи фобий. Однако более выраженные формы так называемого (и совершенно ложно называемого) «невроза» навязчивых состояний мы присоединим к группе психопатий (за исключением тех далеко нередких случаев, когда под видом такого рода «психастении» начинается и развивается шизофренный процесс). Вообще говоря, психастения в широких рамках, очерченных Пьером Жанэ, как болезнь не существует. Она подлежит расчленению. Но существует, бесспорно, психопатическая конституция с наклонностью к гиперэмотивности, к навязчивым явлениям и страхам, с нерешительностью и слабостью инициативы, как своими основными чертами, конституция, на почве которой возникают различного рода психогенные симптомы и синдромы1 .

Сохраняя, таким образом, в пределах нашей группы психогенных реакций из прежних неврозов частично неврастению, частично истерические реакции, частично невроз страха (некоторые фобии), мы к этой группе причисляем некоторые другиеформы, остававшиеся раньше за пределами неврозов. Мы говорим о реактивной (психогенной) депрессии. Ее более тяжелые формы (возникающие, по Lange, на шизоидной почве), требующие интернирования, естественно, причислялись к психозам. Ее более легкие проявления не расценивались как психоз, но и не причислялись к неврозам, хотя и имели многие характерные свойства этой группы в ее традиционном понимании — обилие невросоматических, вегетативных симптомов. Иногда эти формы шли под диагнозом истерия.

Итак, очерчивая нашу группу психогенных реакций, мы включаем в нее все расстройства, обладающие качеством психогенности, не делая никакого различия между психотической и «невротической» формами. Резкое подразделение нервно-психических аномалий на неврозы и психозы не соответствует современным требованиям, предъявляемым к научным понятиям и терминам (по этому поводу отсылаем читателя к нашему проекту невропсихиатрической номенклатуры). Это подразделение имеет лишь грубо практический интерес. Поэтому мы нисколько не смущаемся тем, что в отдел психогенных реакций, наряду с легкими «истериями» и психогенно обусловленными «неврастениями» войдут также тяжелые депрессии и реактивно возникающие шизофреноподобные и параноидные синдромы.

В нашей общей систематике нервно-психических отклонений от нормы мы вообще не отличаем психозов и не психозов, мы имеем дело с нервно-психическими отклонениями, которые подразделяем, на основании их патогенетического качества, на четыре группы: 1) группа процессов деструктивного характера с последующими дефектами нервно-психической сферы; 2) группа конституционально обусловленных синдромов, фаз и развитий личности; 3) тесно примыкающая к предыдущейгруппа психогенных реакций и, наконец, 4) группа врожденных или приобретенныхв раннем детстве более грубых дефектов и неполноценностей нервно-психической сферы. В каждой из этих четырех групп могут встречаться "не психозы, и психозы" — последние лишь как более тяжелые проявления неполноценности, требующие специальных лечебно-организационных мероприятий.

1 Нельзя признать удовлетворительным критерий Керера (Kehrer), что при неврозах «всегда имеется чувство и сознание болезни», между тем как при психозах этого нет. Достаточно указать на то, что многие тяжелые шизофреники испытывают отчетливое и крайне мучительное сознание болезни.

Источник информации: Александровский Ю.А. Пограничная психиатрия. М.: РЛС-2006. — 1280 c.
Справочник издан Группой компаний РЛС®

Листать назад Оглавление Листать вперед