Энциклопедия лекарств
и товаров
аптечного ассортимента

ПСИХОГЕННЫЕ НАРУШЕНИЯ / ГИЛЯРОВСКИЙ В.А.

Листать назад Оглавление Листать вперед
ГИЛЯРОВСКИЙ В.А.

Гиляровский В.А. Психиатрия.- М.: Медгиз, 1954.- С. 415–418.

Общая характеристика психогенных нарушений

Как видно из предыдущих глав, в которых приводится описание клиники отдельных заболеваний, в этиологии их нередко играют большую или меньшую роль психические травматизирующие факторы. Особенно большое значение имеет психическая травматизация при сосудистых расстройствах; с ней приходится считаться и при органических заболеваниях. Однако во всех этих случаях психическая травма не является главным и определяющим этиологическим моментом, она только усиливает действие тех этиологических факторов, которые являются основными. Но имеется ряд заболеваний, генез которых полностью обусловлен психической травматизацией. Здесь она является истинной причиной заболевания, хотя развитию заболевания могут способствовать и другие вредности.

Физиологические механизмы, лежащие в основе рассматриваемых заболеваний, представляют сдвиги в процессах высшей нервной деятельности, обусловленные психической травмой. При этом травматизирующая ситуация является исходным пунктом для заболевания, определяет основную симптоматику. В зависимости от характера и интенсивности психической травматизации, типа нервной системы и всех особенностей личности, картины, которые приходится здесь наблюдать, не всегда одинаковы. Общим для всех нужно считать зависимость симптоматики от психической травматизации, функциональный характер расстройств и их обратимость, если нет каких-либо осложнений. Но при этой общности имеются и существенные отличия, которые заставляют разделять все случаи на две большие группы, а именно на неврозы и реактивные психозы. Все же между обеими группами много общего как в вопросах клиники, так и в патогенезе. Поэтому описание их следует вести не отдельно для той и другой группы, а в общем плане, путем сопоставления и сравнения тех или других расстройств. Взаимоотношения между теми и другими можно видеть на примере истерии. Это — невроз. Но при нем можно наблюдать не только спазмы в горле, астазию-абазию, мутизм, истерические припадки, но и психотические состояния реактивного характера.

Неврозы

а) Общие данные о неврозах

Для понимания патофизиологических механизмов и клиники неврозов необходимо использовать данные изучения экспериментальных неврозов И.П. Павловым. Он всегда возражал против прямого перенесения на человека выводов, полученных при работе с лабораторными животными, но он и его сотрудники своими исследованиями показали, что самые общие основы высшей нервной деятельности одни и те же и у высших животных, и у человека. Естественно, это относится и к патологическим нарушениям. Экспериментальные неврозы у животных построены проще, чем наблюдаемые в клинике у человека. Таким образом, представляется возможным перейти от более простого к более сложному, иными словами, использовать данные изучения неврозов у животных как ступень в изучении неврозов человека.

И.П. Павлов отмечал, что, помимо неврозов, получаемых у животных, должны быть специально человеческие неврозы, отражающие сложную деятельность мозга у человека по сравнению с животными, наличие у него второй сигнальной системы, взаимодействующей с первой.

Под неврозами И.П. Павлов понимал длительные, продолжающиеся недели, месяцы и даже годы отклонения от нормальной высшей нервной деятельности. Эти отклонения вызываются перенапряжением раздражительного или тормозного процесса и перенапряжением подвижности этих процессов, столкновением возбуждения и торможения — сшибкой их. При наличии этих условий нарушается нормальная высшая нервная деятельность, происходят ее срывы. У животных к срыву приводят, например, сверхсильные раздражители, длительные тормозные раздражители, выработка слишком тонкой и трудной дифференцировки, выработка трудных дифференцировок между сложными раздражителями, трудная переделка динамического стереотипа и другие экспериментальные приемы. Изучение типов нервной системы животных показало, что при одних и тех же условиях у различных типов нарушения высшей нервной деятельности могут быть совершенно различны. Та или другая картина нарушения высшей нервной деятельности в сочетании с определенным типом нервной системы и именно в зависимости от его особенностей образует определенную форму невроза. У человека все явления сложнее вследствие того, что он является обладателем второй сигнальной системы. Он обладает словом как средством общения, речью, которая является орудием мышления. Это то, что более всего характеризует человека как социальное существо. Раздражения, идущие от окружающей социальной среды, для него, как социального существа, оказываются наиболее действенными.

Эти физиологические данные вносят много существенного в понимание механизма развития неврозов у человека. Неблагоприятные воздействия при обычных условиях уравновешиваются и не вызывают болезненных реакций, не дают срыва. Человек обладает большой нервной устойчивостью, его нервная система пластична. Однако интенсивность раздражения, ведущая к перенапряжению раздражительного или тормозного процесса, или их столкновение могут быть так значительны, что человек дает реакции срыва и заболевает неврозом. Этому способствует ослабление устойчивости нервной системы каким-либо соматическим заболеванием.

Невротические реакции нередко развиваются у больных в период реконвалесценции после тяжелых соматических заболеваний именно потому, что в этот период изменяется реактивность организма и человек делается менее устойчивым по отношению к внешним моментам. То, что раньше для него проходило бесследно, становится очень действенным. К явлениям такого же порядка относится более легкое возникновение невротических расстройств после контузии. Поражая центральную нервную систему, контузия приводит к ослаблению способности сопротивляться внешним вредностям. Но это — добавочные факторы, только способствующие действию главного — психогенных моментов. Эти добавочные факторы, физическое ослабление в результате соматических или инфекционных заболеваний, играют особенно большую роль в развитии неврозов в детском возрасте.

Для уяснения специфики неврозов у человека особенно важно следующее высказывание И.П. Павлова: «Признание двух сигнальных систем действительности у человека, надо думать, поведет специально к пониманию механизма двух человеческих неврозов: истерии и психастении»1 .

Для понимания структуры неврозов, как сказано выше, большое значение имеет учет особенностей типов нервной системы, выделенных И.П. Павловым.

По наблюдениям И.П. Павлова, неврозами чаще страдают представители слабого и сильного безудержного типа. В наименее благоприятных условиях находится слабый тип нервной системы.

При исключительно трудной ситуации, под влиянием очень большой психической травматизации неврозы могут развиваться и у представителей уравновешенных типов.

Неврозы, как видно из всего вышеизложенного, возникают под влиянием неблагоприятных психических воздействий внешней среды.

В центральной нервной системе постоянно происходит образование новых и угасание прежних временных связей. Временные связи могут фиксироваться и это имеет большое значение для патологии. Отдельные невротические реакции могут зафиксироваться по принципу условного рефлекса; особенно ясно это можно проследить у детей, в частности, анализируя возникновение ночных страхов, после того как ребенок испугался чего-либо ночью, во сне. Здесь имеет место образование условного рефлекса на время или на обстановку и другие связанные с перенесенным испугом элементы ситуации. Ребенок, едва не подавившись косточкой сливы, начинает бояться груш, яблок и ряда других предметов, потому что между пережитым им страхом и видом сливы установилась определенная связь, которая распространилась на все сходные предметы. Принцип доминанты, установленный А.А. Ухтомским, очень важен для понимания клинических явлений, стоящих в связи с психической травматизацией, в частности, невротических расстройств. Стойкое возбуждение, образовавшееся в каком-либо «изолированном пункте» (районе) вданный момент, приобретает значение господствующего фактора в работе других центров, тормозит их способность реагировать на импульсы, имеющие к ним прямое отношение. С этой точки зрения понятно, что сильное горе исключает возможность каких-либо радостных переживаний. Создание устойчивой положительной доминанты в смысле утверждения в сознании больного важности стоящих перед ним задач и возможности их достижения может сыграть большую роль в лечении неврозов. Создав такую доминанту, можно предохранить больных от застревания на своих переживаниях, от развития изменений во всей личности в смысле неустойчивости, от привыкания к своим невротическим явлениям, от того, что получило в клинике название невротического развития личности.

Нередко наблюдаются отдельные нервные явления, как-то: раздражительность, неустойчивость, сердцебиение, отдельные навязчивые мысли или страх, но они еще не дают права говорить собственно о неврозе. Не всякий нервный симптом является уже болезнью. Отдельные нервные явления могут быть только сигнальными симптомами, указывающими, что в организме имеются какие-то неполадки, требующие устранения. Нужно помнить, что в понятие невроза человека входит социальный момент. Если у человека имеются те или другие нервные явления, но он преодолевает их, продолжает работать, то еще нельзя говорить о болезни. Следует подчеркнуть, что нередко приходится констатировать неправильное понимание сущности болезни и врачами. Излишнее фиксирование внимания на болезненных явлениях может привести к их усилению и ухудшению общего состояния больного. Во многих случаях полезно игнорировать жалобы больного, естественно, лишь установив, что за ними не стоят тяжелые расстройства, требующие внимания и устранения.

Невроз — это общее заболевание организма, природа которого должна рассматриваться в свете теории нервизма. Вследствие ослабления регулирующего действия центральной нервной системы расстраиваются соматические процессы. Это делает понятной в клинике неврозов частоту вегетативных расстройств, изменений со стороны пульса, артериального давления, сосудистых реакций, усиленного потоотделения, нарушения деятельности органов, возникающего не вследствие анатомического поражения, а в силу расстройства их вегетативной регуляции. В некоторых случаях у больных с невротическими расстройствами нервные ощущения и вегетативные расстройства приурочиваются к деятельности одного какого-нибудь органа, чаще сердца или желудка, и являются преобладающими в картине болезни. Это так называемые неврозы органов. Чаще всего такие синдромы наблюдаются при неврастении.

Все сказанное относится к неврозам вообще, но клинические проявления в отдельных случаях различны. Основные расстройства, характерные для неврозов, могут выражаться в различных клинических формах в зависимости от особенностей личности, от ее соматического и эмоционального состояния и от ситуации, приводящей к срыву. Изученные с достаточной полнотой картины неврозов — это неврастения, истерия, психастения и невроз навязчивых состояний.

Учение о неврозах имеет длительную историю, берущую начало почти двести лет назад; долгое время оно имело в виду только истерию и неврастению. Шарко дал описание клиники истерических расстройств, в частности припадков с фазами клоунизма, страстных поз, выгибания дугой. Он обратил внимание на большую подражательность таких больных и их внушаемость. Совершенно порочная, идеалистическая концепция истерии Фрейда, считавшего сексуальные травмы детства центральным моментом в происхождении истерии, подверглась критике советскими исследователями и в особенности И.П. Павловым.

До недавнего времени некоторые психиатры отрицали существование неврозов как чего-то самостоятельного; они считали, что понятие неврозов поглощается понятием психопатий как особых врожденных и унаследованных болезненных складов личности. Согласно этому мнению, внешние моменты могут только расцвечивать основной психопатический фон, дополнять клиническую картину новыми симптомами, изменять так или иначе направление развития личности, оставаясь чем-то второстепенным; они участвуют, как говорили, в оформлении клинической картины, но не в ее патогенезе. Их точка зрения была неправильна. В настоящее время в учении И.П. Павлова мы располагаем всеми предпосылками для правильного разрешения вопроса о природе неврозов.

1 И.П. Павлов. Полное собрание трудов.- Изд. Академии наук СССР, 1949.- Т. III.- С. 570–571. 

Источник информации: Александровский Ю.А. Пограничная психиатрия. М.: РЛС-2006. — 1280 c.
Справочник издан Группой компаний РЛС®

Листать назад Оглавление Листать вперед