Энциклопедия лекарств
и товаров
аптечного ассортимента

Определение термина «медицина»

Листать назад Оглавление Листать вперед

Только в последние годы было дано удовлетворительное определение понятия медицины: «Медицина — система научных знаний и практических мер, объединяемых целью распознавания, лечения и предупреждения болезней, сохранения и укрепления здоровья и трудоспособности людей, продолжения жизни1. В этой фразе для точности, нам кажется, следует после слова «мер» добавить слово «общества», так как по существу медицина является одной из форм деятельности общества по борьбе с заболеваниями.

Можно повторить, что врачебный опыт, медицинская наука и практика (или искусство) имеют социальное происхождение; они охватывают не только биологические знания, но и общественные проблемы. В человеческом существовании нетрудно заметить, что биологические закономерности уступают место социальным.

Обсуждение этого вопроса не является пустой схоластикой. Можно утверждать, что медицина в целом не только наука, но и практика (причем древнейшая), которая существовала задолго до развития наук, медицина как теория — не только биологическая, но и социальная наука; цели медицины — практические. Прав Б.Д. Петров (1954), утверждая, что медицинская практика и медицинская наука, возникшая в результате критического критического обобщения, неразрывно связаны.

Г.В. Плеханов подчеркивал, что влияние общества на человека, его характер и привычки бесконечно сильнее прямого влияния природы. То, что медицина и заболеваемость людей носят социальный характер, казалось бы, не вызывает сомнений. Так, Н.Н. Сиротинин (1957) указывает на тесную связь болезней человека с социальными условиями; А.И. Струков (1971) пишет, что болезнь человека — очень сложное социально-биологическое явление; а А.И. Германов (1974) считает ее «социально-биологической категорией».

Словом, социальный аспект болезней человека не вызывает сомнения, хотя каждый патологический процесс в отдельности — биологическое явление. Приведем еще высказывание С.С. Халатова (1933): «Животные реагируют на природу как чисто биологические существа. Влияние же природы на человека опосредовано социальными закономерностями». Тем не менее попытки биологизации болезни человека все еще находят защитников: например, Т.Е. Векуа (1968) отличие медицины от ветеринарии видит в «качественном отличии человеческого организма от организма животных».

Приводимые ссылки на мнения многих ученых уместны, потому что отношения пациента и доктора иногда могут создавать иллюзию, что врачевание — как бы совершенно частное дело; такое невольное заблуждение могло встречаться у нас до Великой Октябрьской социалистической революции и существует теперь в буржуазных государствах, в то время как знания и умение врача — целиком социального происхождения, так и болезнь человека обычно обусловлена образом жизни и влиянием различных факторов конкретной общественной среды; физическая среда в значительной степени также социально обусловлена.

Нельзя не напомнить о значении социалистического мировоззрения для врачебного дела и понимания болезни и понимания болезни человека. Н.А. Семашко (1928) писал, что взгляд на болезнь, как на социальное явление важен не только как правильная теоретическая установка, но и как плодотворная рабочая доктрина. От этого взгляда ведут свои научные корни теория и практика профилактики. Это учение делает из врача не ремесленника от молоточка и трубочки, а общественного работника: раз болезнь есть социальное явление, то и бороться с ней нужно не только лечебными, но и социально-профилактическими мероприятиями. Социальный характер болезни обязывает врача быть общественником.

Социально-гигиеническое исследование доказывает социальную обусловлен ность состояния здоровья людей. Достаточно вспомнить известный труд Ф. Энгельса «Положение рабочего класса в Англии» (1845)2. С помощью медико-биологического анализа устанавливается механизм действия факторов среды (климат, питание и т.п.) на биологические процессы в организме. Однако нельзя забывать о связи и единстве социальных и биологических условий жизни человека. Жилище, питание, производственная среда представляют собой факторы социальные по происхождению, но биологические по механизму воздействия на анатомо-физиологические особенности человека, т.е. речь идет об опосредовании организмом социальных условий. Чем выше социально-экономический уровень современного общества, тем эффективнее организация среды для условий жизни человека (даже в космосе). Поэтому метафизичны и ненаучны как биологизм, так и абстрактный социологизм при решении проблем медицины. В перечисленных фактах можно заметить решающее значение в понимании теории медицины и здравоохранения, общее мировоззрение, учет социально-экономических оснований, классовый подход.

Описание болезней в античное время и современная терминология. Практический опыт врачей накоплен в течение нескольких тысячелетий. Можно напомнить, что деятельность античных врачей совершалась уже на большом опыте предшественников. В 60 книгах Гиппократа, в которых, по-видимому, отразились и труды его учеников, обнаружено значительное число наименований внутренних болезней, которые, как предполагалось, были достаточно известны читателю. Гиппократ не описывал их симптоматологию, у него имелись только истории болезни конкретных больных и множество практических и теоретических замечаний. Отмечены, в частности, следующие, условно говоря, нозологические единицы: перипневмония (пневмония), плеврит, гнойный плеврит (эмпиема), астма, истощение (фтизис), ангины, афты, насморк, скрофулез, абсцессы различного вида (апостемы),рожа, цефалгия, френит, летаргия (лихорадка с сонливостью), апоплексия, эпилепсия, тетанус, судороги, мания, меланхолия, ишиас, кардиалгия (сердце или кардия?), желтуха, дизентерия, холера, непроходимость кишечника, нагноение живота, геморрой, артрит, подагра, камни, странгурия, отечность (асцит, отеки), лейкофлегмазия (анасарка), язвы, раки, «большая селезенка», бледность, жирная болезнь, лихорадки — непрерывная, ежедневная, терциана, квартана, жгучая лихорадка, тиф, эфемерная лихорадка.

До деятельности Гиппократа и его школы врачи различали не менее 50 проявлений внутренней патологии. Довольно длинное перечисление различных болезненных состояний и соответственно разных обозначений приведено для того, чтобы конкретнее представить большие успехи наблюдений, хотя и примитивных, врачей древних цивилизаций — более 2500 лет тому назад. Это полезно осознать и тем самым быть внимательным к тяжким трудам наших предшественников.

Положение медицины в обществе. Забота людей о лечении ранений и заболеваний существовала всегда и достигала некоторых успехов в разной степени в связи с развитием общества и культуры. В древнейших цивилизациях — за 2–3 тыс. лет до н.э. — уже существовали некоторые законодательства, регулирующие медицинскую практику, например кодекс Хаммурапи и др.

Довольно подробные сведения о древней медицине были обнаружены в папирусах Древнего Египта. Папирусы Эбертса и Эдвина Смита представляли сводку медицинских знаний. Характерным для медицины Древнего Египта была узкая специализация, существовали отдельные целители для лечения поражений глаз, зубов, головы, желудка, а также лечения невидимых болезней (!) (возможно, они относятся к внутренней патологии?). Эта крайняя специализация считается одной из причин, задержавших прогресс медицины в Египте.

В Древней Индии наряду со многими эмпирическими достижениями медицины хирургия достигла особенно высокого уровня (снятие катаракты, удаление камней из мочевого пузыря, пластика лица и т.д.); положение целителей, по-видимому, всегда было почетным. В Древнем Вавилоне (по кодексу Хаммурапи) была высокая специализация, а также были государственные школы целителей. В Древнем Китае существовал обширный опыт врачевания; китайцы были первыми фармакологами в мире, они уделяли большое внимание профилактике болезней, считая, что настоящий врач не тот, кто лечит заболевшего, а тот, кто предотвращает болезнь; их целители различали около 200 видов пульса из них 26 для определения прогноза.

Повторяющиеся опустошительные эпидемии, как, например, чума, временами парализовали население страхом перед «божественным наказанием». «В древности медицина, по-видимому, была настолько высока и польза ее настолько очевидна, что врачебное искусство входило в религиозный культ, составляло принадлежность божества» (Боткин С.П., изд. 1912). В начале европейской цивилизации, со времени античного периода Древней Греции вместе с исключением религиозных воззрений на болезни медицина получила самую высокую оценку. Свидетельством этого было высказывание драматурга Эсхила (525–456 гг.) в трагедии «Прометей», в которой главный подвиг Прометея состоял в научении людей оказывать лечебную помощь.

Параллельно с храмовой медициной существовали врачебные школы достаточно высокой квалификации (Косская, Книдсская школы), помощь которых была особо очевидна в лечении травмированных или раненых людей.

Положение медицины и лечебной помощи, в частности в эпоху римского владычества, было очень низким. Рим был наводнен множеством самозванных целителей, часто мошенников, и выдающиеся ученые того времени, например Плиний старший, называли врачей отравителями римского народа. Следует отдать должное государственной организации Рима в попытках улучшения гигиенических условий (знаменитые водопроводы Рима, клоака Максима и т.п.).

Средние века в Европе по существу ничего не дали для теории и практики медицины. К этому еще следует отметить, что проповедь аскетизма, презрение к телу, забота главным образом о духе не могли способствовать развитию лечебных приемов, за исключением открытия отдельных домов призрения для больных и издания редких книг о лечебных растениях, например книги XI века М. Флоридуса «О свойствах трав»3 .

Освоение медицинских знаний, как и всякое обучение, соответствовало общепринятому схоластическому методу. Студенты-медики обязаны были первые 3 года изучать логику, затем уже книги канонизированных авторов; врачебной практики не было в учебном плане. Такое положение, например, было даже официально установлено в XIII веке и в последующее время.

В начале эпохи Возрождения мало было изменений в учебе по сравнению со средними веками, занятия были почти исключительно книжные; схоластика, нескончаемые абстрактные словесные хитросплетения переполняли головы учащихся.

Необходимо, однако, отметить, что наряду с весьма повышенным интересом к рукописям древности начались усиленные научные изыскания вообще и изучение строения человеческого организма в частности. Первым исследователем в области анатомии был Леонардо да Винчи (его изыскания остались скрытыми несколько столетий). Можно отметить имя Франсуа Рабле — великого сатирика и врача. Он публично произвел вскрытие трупа и проповедовал необходимость изучения анатомии умерших за 150 лет до рождения «отца патологической анатомии» Г. Морганьи.

О государственной организации обучения и здравоохранения в эту эпоху мало известно, переход от мрачного средневековья к новой медицине совершался медленно.

Положение медицинской помощи в XVII–XVIII веках было довольно жалким, бедность знаний маскировалась заумными рассуждениями, париками и торжественными мантиями. Это положение врачевания достаточно правдиво изображено в комедиях Мольера. Существовавшие больницы давали скудную помощь больным.

Только во время Великой французской революции 1789 г. начинается государственная регламентация медицинского образования и помощи; так, например, с 1795 г. по декрету было введено обязательное обучение студентов у постели больных.

С возникновением и развитием капиталистического общества медицинское образование и положение практического врача приняли определенные формы. Обучение медицинскому искусству — платное, а в некоторых государствах — даже очень дорогое. Больной лично платит врачу, т.е. покупает его умение и знания для восстановления своего здоровья. Следует отметить, что большинство врачей руководствуются гуманными убеждениями, но в условиях буржуазной идеологии и быта они должны продавать свой труд пациентам (так называемый гонорар). Эта практика иногда приобретает отвратительные черты «чистогана» у врачей вследствие стремления к все большей наживе.

Положение целителя в первобытных общинах, среди племени, было почетным.

В полудиких условиях, не так уж давно, безуспешное лечение приводило к смерти и врача. Например, в царствование царя Ивана IV два зарубежных врача были казнены в связи со смертью леченных ими царевичей, они были зарезаны «аки овцы».

Позже, в период крепостничества, пережитков феодализма, отношение к врачу часто было пренебрежительное. Еще в конце XIX века В. Снегирев писал: «Кто не помнит, как врачи стояли у притолоки, не смея сесть…» Г.А. Захарьину принадлежит честь борьбы против унижения врачей.

Положение «купли-продажи» в медицинской практике было в дореволюционной России. Отклонение деятельности врача от правил гуманности (иногда и от элементарной честности) отмечено в сочинениях Д.И. Писарева, А.П. Чехова и др. Однако врачам и широкой общественности известны жизнь и идеальное поведение большинства врачей (например Ф.П. Гааза и др.), а также поступки врачей-ученых,подвергавших себя опасным для жизни экспериментам для развития науки, знакомы имена многочисленных врачей России, добросовестно работавших на селе. Однако практика буржуазных отношений всюду преобладала, особенно в городах.

Великая Октябрьская социалистическая революция создала новые, самые гуманные правила медицинской практики. Все отношения врача и больного, искаженные буржуазной идеологией и практикой, круто изменились. Создание системы государственного здравоохранения, обеспечивающего бесплатную медицинскую помощь, установило новые отношения врача и больного.

Забота о здоровье населения у нас составляет одну из важнейших задач государства, а врач стал исполнителем этой серьезной задачи. В СССР врачи не являются людьми так называемой свободной профессии, а общественными деятелями, работающими в определенной социальной области. Соответственно изменились и взаимоотношения между врачом и пациентом.

В заключение, упоминая о высокой ценности врачебной профессии, следует напомнить начинающим врачам или учащимся, что эта деятельность трудна как по возможностям успеха, так и той обстановке, в которой придется жить врачу. О некоторых трудностях нашего труда красноречиво писал еще Гиппократ (изд. 1936): «Есть некоторые из искусств, которые для обладающих ими тяжелы, а для пользующихся ими благодетельны и для обыкновенных людей — благо, приносящее помощь, а для занимающихся ими — печаль. Из числа этих искусств есть и то, которое эллины называют медициной. Ведь врач видит ужасное, касается того, что отвратительно, и из несчастий других пожинает для себя скорбь; больные же, благодаря искусству, освобождаются от величайших зол, болезней, страданий, от скорби, от смерти, ибо против всего этого медицина является целительницей. Но слабые стороны этого искусства трудно узнать, а сильные — легко, и эти слабые стороны известны одним врачам…»

Почти все высказанное Гиппократом достойно внимания, тщательного продумывания, хотя эта речь, по-видимому, больше обращена к согражданам, чем к врачам. Тем не менее будущий врач должен взвесить свои возможности — естественное движение помощи страдающим, неизбежную обстановку тяжелых зрелищ и переживаний.

Трудности медицинской профессии ярко описали А.П. Чехов, В.В. Вересаев, М.А. Булгаков; их переживания полезно продумать каждому врачу — они дополняют сухое изложение учебников. Знакомство с художественными описаниями медицинских тем совершенно необходимо для повышения культуры врача; Е.И. Лихтенштейн (1978) дал хорошую сводку высказываний писателей об этой стороне нашей жизни.

К счастью, в Советском Союзе врач не является «кустарем-одиночкой», зависимым от органов полиции или самодуров российских, а представляет собой труженика, достаточно почитаемого, участника государственной системы здравоохранения.

1 БСЭ, 3-е изд.- Т. 15.- 1974.- C. 562.

2 Энгельс Ф. Положение рабочего класса в Англии// Маркс К., Энгельс Ф. Соч.- 2-изд.- Т. 2.- C. 231–517.

3 Одо из Мена/ Под ред. В.Н. Терновского.— М.: Медицина, 1976.

Источник информации: Александровский Ю.А. Пограничная психиатрия. М.: РЛС-2006. — 1280 c.
Справочник издан Группой компаний РЛС®

Листать назад Оглавление Листать вперед