Энциклопедия лекарств
и товаров
аптечного ассортимента

Анализ эффективности мексидола в комплексном лечении больных с ишемическим инсультом

12.07.2011

М.А. Луцкий, Кафедра неврологии Воронежской государственной медицинской академии им. Н.Н. Бурденко
 
ЖУРНАЛ НЕВРОЛОГИИ И ПСИХИАТРИИ,  №4, 2010;  Вып. 2, стр. 57-59.

В исследовании приняли участие 50 пациентов с ишемическим инсультом (ИИ), в комплексном лечении которых был применен отечественный препарат мексидол (основная группа). В качестве контрольной группы были обследованы 30 больных с ИИ, в комплексном лечении которых антиоксиданты не использовали.

Материал и методы

Критериями включения больных в исследование были: ИИ до 48 ч от начала заболевания; возраст 50—70 лет; расстройство сознания до сопора (9 и более баллов по шкале комы Глазго); оценка тяжести инсульта по модифицированной шкале Рэнкина от 0 до 4.

Также обследованы 20 практически здоровых лиц той же возрастной категории. Для унифицированной обработки клинического материала были использованы стандартные шкалы: для определения степени угнетения сознания — шкала комы Глазго; для оценки тяжести инсульта — модифицированная шкала Рэнкина. Для верификации характера инсульта всем пациентам основной и контрольной групп была проведена КТ головного мозга в первые 24—48 ч от начала заболевания.

В исследовании использовалась лекарственная форма мексидола по 2 мл 5% раствора, 100 мг мексидола в одной ампуле. Мексидол больным с ИИ назначался по следующей схеме: 1—5-е сутки — 2-кратное внутривенное капельное введение препарата в дозе 300 мг (3 ампулы) на 200 мл физиологического раствора с интервалом 12 ч., общая суточная доза составила 600 мг; 6—8-е сутки — 100 мг (1 ампула) препарата на 100 мл физиологического раствора внутривенно капельно 2 раза в сутки с интервалом 12 ч., общая суточная доза составила 200 мг, 9—10-е сутки — внутримышечное введение препарата в дозе 100 мг (1 ампула) однократно в сутки.

Цереброваскулярные заболевания и, в частности, инсульт занимают ведущее место среди причин заболеваемости и смертности. По данным Национального регистра инсульта РФ, 31% пациентов, перенесших инсульт, нуждаются в постороннем уходе, а 20% не могут самостоятельно ходить. В России число пациентов, перенесших инсульт, перешагнуло рубеж 450 000 в год. Разработка современной стратегии патогенетической терапии позволит уменьшить бремя трагических последствий после перенесенного инсульта — смертности и инвалидности, и в конечном итоге, повысит качество жизни пациентов.

Для верификации развития и динамики в процессе лечения окислительного стресса при ИИ были проведены исследования параметров интенсивности свободнорадикального окисления (СРО) липидов, белков, метаболитов оксида азота и показателей активности эндогенной системы антиоксидантной защиты (АОЗ). В качестве субстратов использовались: цельная стабилизированная кровь, взвесь эритроцитов, сыворотка и плазма крови, полученные общепринятыми в биологической методологии способами.

Оценка клинических и лабораторных показателей проводилась на 1-е, 5-е и 11-е сутки исследовния.

Результаты

В основной группе больных с ИИ, в комплексном лечении которых применялся мексидол, в сравнении с контрольной группой пациентов выявлена четкая закономерность снижения параметров первичных и вторичных продуктов СРО липидов и белков: диеновых конъюгатов, малонового диальдегида и битирозина, а к концу курса лечения эти параметры практически достигли нормативных показателей здоровых (рис. 1, а - в) людей. Таким образом, у больных с ИИ в основной группе нивелируется первый блок формирования оксидантного стресса — интенсификация СРО липидов и белков [6]. Подобной динамики параметров СРО в контрольной группе не отмечено — они оставались на высоком уровне (p<0,05 по сравнению с основной группой, см. рис. 1, а - в). Также можно отметить некоторое снижение уровня конечного продукта СРО липидов и белков — оснований Шиффа, позитивная динамика в основной группе также была значима по сравнению с контрольной группой (p<0,05, рис. 1, г).

 

Рис. 1. Динамика уровня первичных и вторичных продуктов свободнорадикального окисления.
Здесь и на рис. 2: светлые столбцы — здоровые, серые — основная группа, черные — контрольная группа; а — диеновые конъюгаты, относительные единицы оптической плотности/млх 100; б — малоновый диальдегид, мкМ/л; в — битирозиновые сшивки, относительные единицы/мл; г — флуоресцирующие основания Шиффа, относительные единицы оптической плотности/мл* 100.

 

На рис. 2 видно значительное снижение параметров метаболитов оксида азота в основной группе пациентов, в комплексном лечении которых применялся мексидол, к 11-му дню эта тенденция становится особенно явной в сравнении с контрольной группой (p<0,05). Оксид азота и его метаболиты являются инициаторами СРО липидов и белков, поэтому снижение этого показателя в основной группе указывает на уменьшение возможности дальнейшего инициирования интенсификации свободнорадикальных процессов и развития окислительного стресса.

 

Рис. 2. Суммарные показатели метаболитов оксида азота NO2+NO3, мкМ/л.

* — достоверные различия с контрольной группой на уровне, p<0,05.

У больных, в комплексном лечении которых применялся мексидол, отмечен значительный рост активности неферментативного звена эндогенной системы АОЗ, а именно: витамина Е, восстановленного глутатиона, небелковых тиолов (рис. 3, а - в).

 

Рис. 3. Динамика активности маркеров системы антиоксидантной защиты.
а — витамин Е, мкМ/л; б — восстановленный глутатион, мМ/л; в — небелковые тиолы, мМл/л; г — глутатионпероксидаза, мкМ/л х мин х 1000.

 

При этом показатели активности витамина Е и восстановленного глутатиона даже превысили нормативный показатель здоровых людей к 11-му дню лечения. Это демонстрирует нивелирование функционального дисбаланса в неферментативном звене эндогенной системы АОЗ в основной группе пациентов. Такой положительной динамики не отмечено в контрольной группе: показатели активности неферментативного звена эндогенной системы АОЗ оставались на низком уровне (p<0,05 по сравнению с основной группой, см. рис. 3, а - в).

Динамика показателей активности ферментативного звена эндогенной системы АОЗ — глутатион-пероксидазы — указывает на значительный рост активности фермента, к 11-му дню показатели его активности в основной группе пациентов достигают значений здоровых людей, а значит, в этой группе имеется тенденция к нивелированию функционального дисбаланса в ферментативном звене АОЗ (рис. 3, г). В контрольной группе динамика активности фермента незначительна (p<0,05 по сравнению с основной группой).

 

Таким образом, динамика активности неферментативного и ферментативного звеньев АОЗ верифицирует нивелирование функционального дисбаланса в эндогенной системе АОЗ, а значит, и нивелирование второго блока формирования окислительного стресса в основной группе пациентов, в комплексном лечении которых применялся мексидол.

Анализируя динамику клинических данных, можно сказать, что при приблизительно одинаковых в обеих группах исходных баллах по модифицированной шкале Рэнкина в основной группе пациентов, получавших мексидол, уже к 5-му и, особенно, к 11-му дню выявлено более значительное улучшение (с 3,9±0,8 до 2,16±0,4 балла в основной группе и с 4,0±0,9 до 2,5±0,6 балла в контрольной группе, p<0,05). Удельный вес больных, которые по окончании курса лечения имели независимую дв¬гательную активность в основной группе в сравнении с контрольной был выше, что является индикатором качества лечения.

Таким образом, мексидол нивелирует интенсификацию СРО липидов и белков, является инактиватором прооксидантов, в том числе метаболитов оксида азота, стимулирует активность эндогенной системы АОЗ. Можно рекомендовать применение отечественного синтетического антиоксиданта мексидола в комплексном лечении ИИ.